Вы здесь

Сергей Малютин. Иного Бергам не дано

       Воистину хорошие новости на днях пришли из Москвы: там прошла        Воистину хорошие новости на днях пришли из Москвы: там прошла церемония оглашения указов президента России Владимира Путина о присуждении Государственных премий РФ. За выдающиеся достижения в области гуманитарной деятельности  Госпремии РФ за 2012 год удостоен замечательный русский писатель Валентин Распутин.
       Неужели что-то существенно повернулось  в сознании тех, от кого зависит выстраивание идеологии нашего государства и нашего народа? Неужели духовными и нравственными приоритетами в современной России становятся традиционные ценности русского народа и выдающиеся соотечественники, их исповедующие и утверждающие во всех сферах  повседневной жизни страны?
       Хотелось бы в это верить! Тем более что совсем ещё недавно Валентин Распутин  воспринимался и подавался на страницах очень многих влиятельных  изданий  и на экранах федеральных телеканалов со скепсисом и издёвкой – как уходящая фигура застойного  и преступного режима, как представитель сомнительного патриотического лагеря, давно уже не влияющий на современную интеллектуальную жизнь России.
       Среди подобных скептиков и циничных ниспровергателей отметился в своё время и некто Михаил Берг -  бывший наш соотечественник, петербуржец, выпускник факультета славистики Хельсинкского университета, живущий ныне в Бостоне. 
       Тогдашним поводом для его злопыхательства стало присуждение  Валентину Распутину литературной премии Александра Солженицына за 2000 год. Присуждение это, как водится, прошло тогда практически незамеченным в  российских СМИ и в той самопровозглашённой околокультурной среде, которая явочным порядком, ещё с конца 80-х годов, установила на просторах страны и  стала неустанно вбивать в головы людей свою собственную, перевёрнутую с ног на голову  систему нравственных и художественных координат.
       И всё-таки награждение это вызвало тогда глухое недовольство и ёрничанье со стороны  тогдашних мэтров, претендующих на роль «властителей дум», которых никто, на самом деле, за пределами Садового кольца не слушал и не знал.
        Вот и некий писатель Михаил Берг, которого уж точно не знала огромная читающая Россия, комментируя факт награждения Распутина в газете «Коммерсантъ», попутно прохаживался по старым косточкам Солженицына. Отдавая ему должное за «Один день Ивана Денисовича» и «Архипелаг ГУЛАГ», Берг, тем не менее, считал, что время Солженицына прошло, и он напрасно пытается реанимировать духовную, гуманистическую роль писателя России. Он и премию для этого придумал, и  Распутина вот  наградил с нелепой (по мнению Берга) формулировкой «За пронзительное выражение поэзии и трагедии народной жизни в сращённости с русской природой и речью, душевность и целомудрие в воскрешении добрых начал».
       Те, кто следил за творчеством Валентина Распутина с конца 60-х годов прошлого века и с наслаждением и болью читал его лучшие произведения «Деньги для Марии», «Последний срок», «Живи и помни», «Прощание с Матёрой», «Пожар», а также публицистические выступления последних лет в защиту России, конечно же, понимали, насколько точную формулировку нашёл тогда Солженицын для того, чтобы отметить вклад писателя в русскую литературу XX столетия. Для таких же литераторов, как Михаил Берг, подобная формула – «выражение комплекса неполноценности, помноженного на комплекс превосходства».
       Всё это «целомудрие», «воскрешение добрых начал», которыми традиционно сильна русская литература и русская жизнь, как видно, очень уж ненавистны были Михаилу Бергу, нашедшему для выражения своей ненависти приют на страницах «Коммерсанта». Одним абзацем  он попытался перечеркнуть творчество и доброе имя Распутина, издеваясь над дорогими русскому сердцу понятиями: «… Распутин, который во времена советской цензуры был (или казался) смелым обличителем и радетелем за народную правду, а ныне стал скучной и мрачной архаикой, весь … вышел из этой самой «сращённости», «пронзительных выражений» и «целомудрия», которое, позволь ему, будет опять головы рубить».
       Так вот в чём дело! Это, оказывается,  не циники-Берги в своё время рубили безжалостно головы (а заодно и весь уклад русской жизни) под корень, а русское традиционное целомудрие способствовало разгулу цензуры и тирании на российских просторах!  Вот ведь как просто можно переложить все свои родовые преступления на головы невиновных! Как же сильно, оказывается, засела в груди Берга и подобных ему русофобов ненависть к многострадальным и необыкновенно стойким распутинским героиням - Настёне Гуськовой, Марии, старухам Анне и Дарье, что само существование в русской литературе подобных героинь, их духовная чистота и целомудрие, не позволяющие безнаказанно пакостить в родном доме, вызывали и  вызывают у них столь сильное и стойкое отвращение! Впрочем, вряд ли они уже тогда считали Россию своим родным домом! 
       Следует сказать, что ничего нового и  неожиданного в подобных русофобских откровениях, проникнутых ненавистью к своей Родине и завистью к её подлинным талантам, в той публикации  не было. Русофобия  была тогда  частью идеологии либеральной власти, у которой эта многоликая, но ущербная околокультурная братия была на подхвате. Но уже тогда здоровой части общества было понятно, что эта необольшевистская  шайка не сможет править безнаказанно и бесконечно долго, ибо не способна на созидание, ибо ей по плечу только мелкая зависть, только ненависть к святым словам и понятиям, только геростратов комплекс… 
       Имя Михаила Берга и его статью я вспомнил потому, что совсем недавно в День нашей святой Победы с изумлением узнал о его новом  высказывании: «Жаль, что не проиграли в войну. Не надо было бы справлять насквозь фальшивый праздник Дня Победы, да и история у нас была бы иной - нормальной, неинфантильной… Cколько бы ни погибло на этой войне моих еврейских родственников (а погибло их немало); сколь бы ни радовались мои близкие Дню победы как концу мучительной войны (а они искренно радовались), не могу не сказать... Евреям и так было хуже некуда, ну, было бы еще хуже...».
       Впрочем, ничего неожиданного в этом в высшей степени отвратительном и циничном высказывании на самом деле нет. Человек, который в силу своего ущербного нутра и  агрессивных идеологических воззрений на протяжении многих лет публично, на страницах угодливых космополитичных, «оппозиционных» изданий  издевался над нравственными и духовными авторитетами своей страны, неизбежно пришёл  к прямому предательству своих предков и их памяти, к откровенному паскудству. Что и требовалось доказать. Иного подобный путь не предполагает. Иного Бергам не дано!