Вы здесь

Исраэль Шамир. Неблагодарные. Комсомольская правда

Комсомольская правда 

Наш колумнист - о высказываниях Леонида Гозмана и Михаила Берга, приравнявших советских военных к эсэсовцам

 

207

Во время наводнения скорпион обратился к лягушке и умолял ее о спасении. Взяла его лягушка на спину и поплыла. Как доплыла – ужалил ее скорпион. «За что?» - возмутилась лягушка. «Такой уж у меня нрав», - ответил скорпион. То же вышло и сейчас.

В преддверье Дня Победы дети и внуки нескольких спасенных евреев ужалили спасавшую их дедов лягушку-Россию по-скорпионьи. Леонид Гозман и Михаил Берг, видные голоса болотной оппозиции, приравняли советских военных – к эсэсовцамСталина – к Гитлеру, Россию – к нацистской Германии. И вообще, жаль, мол, что Россия не проиграла войну Гитлеру – нас бы освободили американцы и французы, и мы бы чудесно зажили. Мы, конечно, ожидали этого от болотных, но почему-то думали, что в этом споре о минувшей войне евреи окажутся на стороне России.

А думали так потому, что израильское лобби в России, люди богатые и влиятельные, утверждали, что, мол, евреи поддержат Россию по этому вопросу. Борис Шпигель, бывший сенатор, один из богатейших людей России, предложил законопроект, который запретил бы такие сравнения, и запретил бы сомневаться в холокосте. Но думаю, что это был просто хитрый ход, для того, чтобы дать еврейской концепции войны силу закона в России. Для русских этот закон оскорбителен – почему убийство русских можно отрицать и одобрять, что делают современные власовцы, а евреи – это уже святое? Не против Гозмана и Берга такие законы спланированы; стоило бы Следственному Комитету взяться за них – поднялся бы вопль на весь мир о русском антисемитизме. Старый лис президент Израиля Шимон Перес всегда говорит о том, что русские спасли евреев в годы войны – и добавляет: «А сейчас помогите нам разбомбить Иран и Сирию».

Благодарность в политике редко встречается. Англичане завоевали за Палестину в 1917 году, положили при этом кучи солдат, пустили сионистов заселять страну, но как только они перестали выполнять требования сионистов – те принялись убивать английских солдат и даже минировать их трупы. С этим столкнулся и Советский Союз, поддержавший создание государства Израиль в 1948 году – но возникшее государство немедленно перешло на сторону Америки против СССР и принялось подстрекать русских евреев к эмиграции. Эта неблагодарность так возмутила Сталина, что он резко изменил свое отношение к Израилю.

Разговоры о войне и спасении всегда вписываются в геополитические раскладки. Лукашенко и Белоруссия – стратегические противники Америки, а поэтому в Израиле вспыхивает анти-белорусская истерия по любому поводу. Украина при Ющенко была стратегическим союзником, поэтому в Израиле даже не пикнули, когда Ющенко возвеличивал эсэсовцев и бандеровцев. Евреи тут не исключение: болгары, которых русские спасали не раз, всегда переходили на сторону противников России – геополитика важнее.

Возмущенная неблагодарностью Гозмана и иже с ним, моя коллега Ульяна Скойбеда пожалела, что из его дедушки не сделали абажур. Ее понять можно – если ее дед спас деда Гозмана, а Гозман такое говорит, то напрасно спасал. Как возмутились друзья Гозмана! Успокойтесь. В Израиле так говорят в каждом споре. «Жаль, что из твоего папы мыло не сделали» - самый обычный аргумент в брутальных израильских спорах. Так в русских спорах поминают маму оппонента. Сказал бы Гозман то, что сказал в Израиле – и там услышал бы это не раз и не два.

А выводы из этой истории двойные. Во-первых, никто из болотных лидеров не осудил Гозмана и Берга. Они стоят на власовских, пораженческих позициях. Это надо запомнить – с ними спор не о законности избрания Думы, но о победе или поражении России в прошлой и в будущей войнах. А будущая война, возможно, не за горами.

Во-вторых, нечего рассчитывать на благодарность: надо строить реальную политику, исходя из реальных фактов. Поэтому хорошо, что после долгих душевных разговоров о русско-еврейской дружбе Россия послала зенитные комплексы и линкоры к берегам Сирии. Надо учитывать скорпионий нрав и не расслабляться.