Вы здесь

На вручение премии имени Виктора Топорова

Я не сразу понял, до какой степени "Национальный бестселлер" - говно, и согласился быть номинатором, человеком, который выдвигает на премию, в год, когда премию только организовали. И даже помню автора, которого я выдвигал, Сергей Болмат, премии он не получил, но книжка его мне понравилась. А на следующий сезон, в третий год путинской эры, соучредители "Национального бестселлера" раньше других поняли, куда дует ветер, и дали премию Проханову за роман "Господин Гексоген". Причем в жюри была туча народа, казавшегося вменяемым типа кинокритика "Коммерсанта" Трофименкова и либеральных людей вроде Хакамады, Сергея Шнурова, который Шнур, писателя Юзефовича, коллекционера Владимира Бондаренко, а заведовал всем банкир Владимир Коган. И я не представлял, что в такой компании может пройти роман Проханова.
Я не знаю, кто как голосовал, но помню что меня изумил именно Трофименков, воспевавший прохановскую стряпню как настоящий постмодернизм, а "соловья Генштаба" как будущее русской литературы. Это меня страшно разозлило, потому что я еще помнил, как Трофименков наезжал за фашизоидность на Курехина, как он ссорился с Дугиным, но тренд оказался сильнее его, и Проханов стал лауреатом.
Короче, тут же возле буфета я дал интервью, кажется, каналу Россия, где сказал, что Топоров - обыкновенный плут, как и второй соучредитель премии - владелец издательства Тублин. Что они просто устраивают псевдоконкурс, все и всех дергая за ниточки и продвигая книги своего издательства.
Но особенно отлил либералам, которые решили разыграть националистическую карту и выдают за достижение банальные и мракобесные сочинения. Расплата последовала на утро: оскорбленный Топоров издал распоряжения считать меня персоной нон грата и не пускать на порог "Национального бестселлера", зачем-то поставив в вину, что я давал интервью после фуршета. Пропала путевка в рай.
Я это вспомнил сегодня, после объявления первых лауреатов премии имени В. Топорова "За личное мужество в культурном пространстве", а ими стали Маргарита Симонян и Надежда Толоконникова. И это тем, кому такое сочетание кажется чудовищным и абсурдным. Вроде скамейки в саду и трепетной лани. Или проститутки и тазика для бритья. Ничего подобного, оно коммерчески просчитано (хотя, как всегда, ошибочно), но очень хорошо соответствует, как девизу и названию премии, так и беспринципности ее создателей. И ее имени, конечно.