Вы здесь

Жизнь удалась

Крымнашисты в Америке спасают репутацию русских эмигрантов. Их задолбали в соцсетях за эмоциональную критику Путина и России, за несдержанность на безопасном расстоянии, за то, что ненавидят родину, чтобы оправдать свой отъезд. Однако (что можно было предположить), большинство покинувших родину и поселившихся, например, в благословенной Америке, не только родину не разлюбили, но и совками быть не перестали, несмотря на Medicaid, Medicare и SSI (а может, и благодаря им, как считают некоторые. Те, кто не знают этих обозначений, пусть поверят на слово: это социальные бенефиты). И также любят империю (так как ассоциируют себя с ее прошлым), Путина, Крым с русской пропиской и ненавидят неблагодарную Украину, как крымнашисты внутри третьего Cадового кольца, Гиркин, Сурков, Захарченко и Эдита Пьеха. 
Вот я смотрю на вполне себе несовершенный срез общественного мнения в виде опроса телезрителей (сомнения в уровне репрезентативности принимаются, но статистики по убеждениям эмигрантов совсем мало) на самом популярном в Америке русскоязычном телеканале RTVi и вижу, например, что поставки оружия Украине категорически не поддерживают 59% опрошенных, поддерживают почти вдвое меньше. И если вы думаете, что большинство наших бывших соотечественников просто мудры и боятся, что собаке только дай повод полаять, и на робкие поставки беспилотников Путин ответит ракетной поддержкой сепаратистов за счет военторга, то ошибаетесь. Даже если процент поддержки Путина среди эмигрантов не 59%, то он все равно очень большой. Большой настолько, что имеет смысл задаться вопросом: а почему они такие, что, покинув, кто двадцать, кто тридцать лет назад советскую родину, продолжают быть советскими людьми, по своим убеждениям мало отличаясь от зрителей первого канала. 
Тем более - и это самый простой (и распространенный) ответ вопрос об убеждениях русских эмигрантов: они также смотрят путинское ТВ и большую часть информации получают от него. Да, у них есть интернет, дети, американское телевидение и газета Нью-Йорк таймс (если наши герои выучили за долгие годы английский, а это сделали далеко не все). Но, как известно, аргументированно опровергнуть и изменить политические убеждения затруднительно. Политические убеждения лишь отчасти рациональны, а куда более эмоциональны и сложным образом связаны с оправданием человеком себя, своих поступков, своего выбора. То есть считает человек, что в Крыму и Донбассе Путин спасает русских от украинских фашистов, а на самом деле он сообщает, что в СССР он был уважаемый человек, и то, что это не поняли на его новой родине, их, а не его беда.
Следующее объяснение не менее популярно, но и не более убедительно. В жесткой форме оно звучит так. Как были патерналистами и социальными иждивенцами при совке, так и остались ими, сев на шею дяде Сэму. Намекая, что наиболее часто сторонники Путина в русской Америке встречаются среди пожилых респондентов, живущих в Америке на социальное пособие. В защиту неблагодарных пенсионеров могу сказать лишь то, что встречал путинистов и среди вполне состоявшихся русских американцев, разглагольствующих о русском мире и геополитических интересах России в собственных домах в престижных пригородах, в промежутках между путешествием на Ямайку и в Бразилию.
Следующий аргумент может показаться странным: я говорю об эстетических склонностях советских эмигрантов, которые остались советскими и традиционными. Казалось бы, какая разница, кого любить: Малевича или Левитана? Но практически все диктаторы имеют традиционные консервативные эстетические взгляды, в соответствии с которыми классика – это настоящая культура, а модернизм (не уточняя, что это такое) – дегенеративное искусство. И поэтому эстетика Путина, имитирующего возврат в СССР, ближе нашим эмигрантам, чем contemporary art; и через логический переход (который я пропускаю ввиду его очевидности) эстетический традиционализм часто становится фундаментом традиционализма политического. Плюс, понятное дело, ностальгия, молодость, девушки с энтузиазмом давали и другие духоподъемные мелочи. 
Реже звучит ответ, увязывающий взгляды на Россию с другими политическими убеждениями наших эмигрантов, а это, если говорить о русских американцах, в основном, сторонники республиканской партии и ненавистники Обамы и его демократической администрации. А так как именно администрация Обамы поддерживает Украину, то можно вспомнить слова Бродского про Евтушенко и колхозы. 
Еще более щекотливым является тот факт, что многие русские американцы живут, конечно, в Америке, но любят более Израиль и приехали в Америку как еврейские беженцы. А Израиль, если кто заметил, не встал на сторону Украины, так как из-за прагматических и политических соображений куда больше ценит мнение более сильной России, и, что скрывать, верит в украинский фашизм больше, чем многие другие. 
А если учесть, что Обама так сильно последнее время принуждал Израиль к миру с палестинцами (требуя перестать строить дома на захваченных у них землях), что стал фирменным раздражителем для правого правительства Нетаньяху (считающего, что говорить о мире Израилю не с кем, так как вокруг дикари и пустыня), то вполне можно объединить этот ответ с предыдущим, поставив в один ряд Бродского, Евтушенко (Бабий Яр), бандеровцев, одесские погромы и многострадальные советские колхозы.
Короче, советский миф на первый взгляд а) интернационален и б) живет не только в Кремле и на полях Смоленщины. Брайтон, Сан-Франциско или даже Аризона не являются действенным противоядием от такого представления о мире, в котором имперские интересы Путина легко сочетаются с интересами тех, кто, казалось бы, давно отрезанный ломоть от русского хлеба. Однако как рыбак рыбака, правый видит другого правого для рифмы и брака, а разница в характере правизны не имеет принципиального значения и на скорость не влияет.
Тем более, повторим, политические убеждения - магический кристалл, прихотливо изменяющий не столь вид в окуляре, сколько самого смотрящего. Он смотрит на кольцо вокруг Дебальцева, а видит себя на белом коне,  но не в дыму украинских пожарищ, а вместе со всеми победителями, защитниками угнетённых, благородных борцов с несправедливостью. Главное же действующее лицо - белый конь, оглашающий окрестности гордым ржанием. Кто на коне? Да, конечно же, тот, кому жизнь удалась. Все остальное детали.