Вы здесь

Дорогой крови по дороге к Богу

КоммерсантЪ-Daily

Так называется посмертная книга поэта-фронтовика, лауреата многих советских премий, бессменного в течение двадцати лет председателя петербургского (тогда, естественно, ленинградского) Комитета защиты мира, ныне переименованного в Комитет мира и согласия — Михаила Дудина. Презентация этой книги состоялась в Лавке писателей на Невском буквально через несколько месяцев после смерти поэта уже, конечно, не в Ленинграде, а в Санкт-Петербурге...

Думал ли Тенгиз Абуладзе, что своим фильмом Покаяние, ставшим первой ласточкой перестройки, он укажет дорогу к храму не только сомневающимся и раскаявшимся, но и многим бывшим членам Союза советских писателей? Но, так получилось, что эта дорога очень быстро оказалась освоена даже теми, кто до перестройки ни о каком Боге не только с большой, но и с малой буквы не думал, зато дорогу к храму, причем, конечно храму православному, нашел быстро и с точностью флюгера.
Трудно сказать, в какой степени это относится к Михаилу Дудину, скорее всего, он, фронтовик, действительно прошедший дорогой крови, мог найти дорогу к Богу и сам, особенно имея в виду преклонный возраст поэта, чуть-чуть не дожившего до 80-летия.
Слава и большое государственное признание пришли к молодому Дудину рано — в 1942 году, после написания им самого известного его стихотворения Соловьи. Лучше всего о Дудине-поэте говорить словами энциклопедии, например, Краткой литературной, которая полагает, что военно-патриотические стихи Дудина по своей тональности мужественны, энергичны, в них создан лирико-эпический образ советского солдата, активного гуманиста. После войны Дудин пишет о труде советского человека, о борьбе за мир, о жизни послевоенной Европы. Поэзия Дудина, звучная и волевая по своему ритмико-интоннационному строю, остро публицистична, оптимистична и эмоциональна. Для человека, знающего толк в советском новоязе, много скажут и названия поэтических сборников Михаила Дудина — Считайте меня коммунистом (1950), Родник (1952), Упрямое пространство (1960), До востребования (1963).
На презентации в Лавке писателей присутствовало 17 человек, вел вечер Семен Ботвинник, много лет руководивший секцией поэзии Ленинградского отделения Союза писателей, выступали кинорежиссер Леонид Менакер, с которым 30 лет назад Дудин делал фильм Жаворонок, Илья Фоняков, нынешняя председательница Комитета мира и согласия, несколько молодых поэтов-учеников Дудина — ныне потрепанные жизнью и перестройкой пятидесятилетние поэты. Среди почетных гостей присутствовал Дмитрий Мезенцев, председатель петербургского Комитета по печати и средствам массовой информации, при поддержке которого последняя книжка поэта в супере и твердом переплете смогла выйти в свет. Выступавшие говорили о том, что хорошо, что книжка вышла, но как жаль, что сам Дудин ее не увидел. Поэт-лауреат, оказывается, был объектом не только восторженных комплиментарных, но и одной отрицательной рецензии, тоже преследовался цензурой, с которой он не раз вступал в борьбу, один из его учеников сравнил Дудина с Пушкиным — Дудин, как и Пушкин умер в Петербурге, но завещал похоронить себя на родине, куда его тело везли тоже зимой, и тоже через всю страну.
О Боге вспоминала только вдова поэта — Ирина Николаевна Дудина, которая сказала, что накануне в капелле состоялся вечер, также посвященный книге Михаила Дудина Дорогой крови по дороге к Богу, на которой присутствовали фронтовики, и хор мальчиков под управлением Чернушенко исполнил молитву Бортнянского. На вечере в капелле были не только фронтовики, но и негры, по крайней мере те два негра-студента, которых Ирина Николаевна, по ее словам, провела мимо контролеров, растроганная тем, что они спросили у нее лишний билетик.
А книги поэзии, как сказал поэт-фронтовик Семен Ботвинник, стареют меньше, чем не только мужчины, но и женщины, а, порой, и переживают их.