Вы здесь

Еще раз о мести и христианстве

Еще несколько слов. Если верить Эриху Фромму, раннее христианство, из которого впоследствии вытравили ненависть к начальству, было построено на идее мести.Скорой и непримиримой. Ну и на инверсии, конечно. Кто катался как сыр в масле и кайфовал в этом мире, получит раскаленную сковороду под жопу, а те, кто мучился и бедствовал, - расслабон в теплом раю. По принципу легче верблюду пролезть в игольное ушко.
Понятно, что вместе с государствообразующим статусом из христианства вычитают социальную ненависть и революционные дрожжи. И женят на всепрощении, трансформируя в идеологию бесконечного терпения (терпел и нам велел). Это и было, как мы понимаем, условием официального признания. Хотите, чтобы все любили вашего Христа? Хорошо, только если будет христосиком. И не вмешивается в спор хозяйствующих субъектов (кесарю - кесарево).
Но ненависть из христианства никуда не делась, ее просто перенаправили на врагов церкви и государства. 
Кстати, и сегодня православные иерархи вполне отчетливо выражают потаенный дух религии, брызгая слюной ненависти, злобы и желания немедленно расправиться с оппонентом, не своим, так патрона.
Месть резервируется за боссом на облаке и откладывается на неопределенный срок: мне отмщение, и аз воздам. Кстати, из этого делегирования полномочий (по крайней мере, отчасти) произрастает тотальное русское недоверие к власти, мол, пусть нечистые занимаются нечистым делом. Мы кипятимся от негодования, но остаемся в белых перчатках, пачкаются и трудятся пусть божественные посланники и избранники.
Еще одна особенность русского варианта справедливости: толстокожесть или, говоря на библейском волапюке, жестоковыйность. Раз все делегировано, мы ни за что не отвечаем. И если в других культурах наказание облечено в форму судебных решений, то в российском варианте достучаться до раскаяния и чувства вины - проблематично.
Мы не одни такие: до немцев  и японцев достучались оккупацией и двумя атомными бомбами (немцы более чуткие, им Хиросима не понадобилась).
Так вот вероятность, что до души богоносца можно достучаться похожей на гонконгский грипп люстрацией и укоризной цивилизованных народов: хули вам Путин, папа - Путин, мама - Матвиенка, отдайте, дураки, Крым и Донбасс и совесть в пакете, пока не прилетел Little boy - это вряд ли. По упертости мы больше на японцев похожи, а может, и упрямее их - нам нужны весомее аргументы, без них мы как парус без ветра: ссы в глаза - божья роса.