Вы здесь

Голосуй не голосуй - все равно получишь рубль

Барак Обама победил Митта Ромни во вторых и третьих телевизионных дебатах, но не обеспечил себе безусловного выигрыша в президентской гонке. Почему? По той же причине, по которой женщины выбирают не умных и красивых, а тех, кто повышает их самооценку. Точно так же действует и избиратель даже в такой якобы прагматичной (что, конечно, миф) стране, как Америка. Он, конечно, прислушивается к обещаниям, в том числе экономическим. Он пытается понять, будет ли его семья в ближайшем будущем жить лучше, чем сегодня. Но по большому счету он голосует сердцем и очень часто готов принести свои рационально прагматические интересы в жертву идеям, чрезвычайно далеким от этой самой прагматики.

Разберем ситуацию на примере такой этно-социальной группы, как наши бывшие соотечественники в Америке, а говоря по-простому – русскоязычные евреи-эмигранты. Их, как известно, вполне можно было бы назвать оплотом крайне правых, ультраконсервативных сил, если бы они действительно были чьим-то оплотом, но это не так. И совсем не по их вине. Дело в том, что, живя в основном на северо-востоке или на западе, то есть в крупных цивилизованных городах, они всегда голосуют за республиканцев, в то время как большинство в их штатах голосует за демократов. Потому что разделение на демократов и республиканцев и проходит по границе между большими городами с интеллектуально высоким университетским населением и консервативной глубинкой, консервативной в той же мере, в какой обычно консервативен любой медвежий угол. За республиканцев голосуют самые богатые и самые бедные, падкие на патриотическую симуляционную риторику, в то время как интеллектуально основательные американцы традиционно выбирают демократов.

Что это в результате означает? В соответствии с принципом голосования в Америке, когда победитель в каком-либо штате получает все, голоса наших бывших соотечественников пропадают в пустую. Они кипятятся, они агитируют за республиканца, причем любого и во все времена, но их усилия тщетны. По иронии судьбы они живут в демократических штатах, а ехать в фермерский дом посреди кукурузного поля им как-то не с руки.

Однако мы задались вопросом: а собственно говоря, почему они голосуют за республиканцев, в частности за Митта Ромни, а не за куда более интеллигентного Обаму? Вот тут мы упираемся в то, что их экономическим интересам Обама вроде бы соответствует куда больше, чем Ромни, обещающий уничтожить (закрыть) все гуманитарные программы, инициированные Обамой. А многие из наших бывших сидят на пособии под названием SSI, пользуются медицинскими страховками Medicate и Medicare, которые Ромни собирается сокращать, короче, плюют против ветра. Но суть в том, что голосование, которое трижды можно назвать политическим и прагматичным, на самом деле является выбором культурным, расовым, поколенческим, религиозным и даже сексуальным.

Русские евреи в Америке не любят Обаму, потому что он черный и потому что его отца звали Хусейн, а наши бывшие соотечественники ненавидят ислам. Как «совки» они не любых «не белых» и как истинные расисты и сионисты голосуют за белого – главное, чтобы он обещал поддерживать Израиль в любых ситуациях, и когда он прав, и когда он виноват. И хотя Обама многократно клялся в дружбе с Израилем, доверия ему нет и не будет.

Кстати, не доверяют Обаме не только русские евреи в Америке. Незадолго до вторых телевизионных дебатов владелец крупнейшей консервативной телекомпании Fox и газеты The Wall Street Journal Руперт Мэрдок провозгласил, что победа Обамы над Ромни будет катастрофой для Израиля, ибо у Обамы плохие отношение с Биби Нетаньяху, израильским премьер-министром. Отношения у Обамы с Нетаньяху действительно никудышные, можно вспомнить разговор между Обамой и бывшим главой Франции Николя Саркози, который назвал Нетаньяху лгуном и пожаловался, что не может с этим лгуном иметь дело. На что Обама сокрушенно добавил: тебе приходится иметь с ним дело изредка, а вот каково мне, когда я должен видеть эту физиономию куда как чаще. Этот разговор стал достоянием гласности из-за не выключенного микрофона, но то, что Обама и Нетаньяху не любят друг друга, было известно и раньше.

Но переизбрание Обамы вряд ли станет большим ударом для Израиля, потому что израильское лобби в Америке слишком сильно, и Обама уже не раз доказал, что умеет подстраиваться под силу и делать то, что требует от него система. Однако наши бывшие столь же резонно опасаются, что второй срок может отличаться от первого – Обаме, в случае переизбрания, уже не нужно будет думать о выборах и всяких лобби, по крайней мере, следовать лоббистским желаниям так уж буквально. Но и надежды, что обамовская администрация принудит Израиль к миру, заставит признать права палестинских беженцев, перестанет на каждый выпад палестинцев убивать из расчета тысяча за один – такой надежды, конечно, уже нет.

Однако чуть более трезвая позиция Обамы по отношению к Израилю не является единственной причиной, по которой наши бывшие голосуют за Ромни. Они культурно более близки ко всем видам консерватизма – они, понятное дело, против расширения прав гомосексуалистов, они сторонники самых что ни есть традиционных ценностей в культуре и искусстве, они вообще не любят шибко умных – они любят повторять, что правее нас в Америке только стенка.

Но в любом случае, главное другое – избиратели не только в эмоциональной православной России, но и в протестантской «прагматичной» Америке голосуют исходя не столько из интересов, сколько в соответствии с культурными, расовыми и религиозными шаблонами. Они выбирают того, кто на них больше похож, кто интуитивно будет поддерживать их позицию в жизни, будет утверждать их правоту над другими, и поэтому выборы куда более сложная процедура, чем она видится на первый и даже второй взгляд.

Да, Обама победил по итогам телевизионных дебатов, если говорить о счете, который предоставляли различные информационные и статистические службы, но победил ли он исходя из тех ожиданий, которые имеют сегодняшние американцы, как никогда ранее разделенные, поляризованные, непримиримо настроенные друг против друга? Конечно, общая политическая и общественная культура не дает этим различиям выливаться в споры на улицах – в Америке все также считается неприличным спрашивать у соседа о его политических предпочтениях, но это не более чем вежливость – противостояние в Америке между двумя ее частями достигает небывалого ранее предела.

В этом смысле разница между Америкой и Россией не такая и большая, отличие в другом: в Америке те, кто выступают за красивый риторический патриотизм, за ксенофобское и национальное предпочтение, за сексуальную сегрегацию, и их противники разделены примерно поровну, а в России людей с интеллектуально вменяемой позицией – как никогда мало. Поэтому кто бы ни был избран в Америке, оппозиция останется очень сильной и заставит считаться с собой власть. В России все наоборот – победитель получает все и вместе с путинским «коренным населением» может наплевать на интеллигенцию. Так что это сходство только подчеркивает разницу, на преодоление которой могут понадобиться годы, если не столетия.