Вы здесь

Крым как роскошь и, вы удивитесь, как антисемитизм

Facebook

О Крыме я вспомнил, читая статью Хоркхаймера и Адорно о психоанализе антисемитизма, где досточтимые члены Франкфуртской школы объясняли, что антисемитизм для
Гитлера и немцев носил чисто символический, психологический характер, и никакой выгоды не принес. Так как у меня на уме все Крым да Крым, я взял и заменил в цитате ниже антисемитизм на Крым и, кажется, смысл от такой замены не потерялся. Судите сами: "Реальной выгодой Крыма была видимая лишь наполовину идеология. То обстоятельство, что демонстрация его экономической бесполезности скорее усиливает, чем ослабляет привлекательность этого нацистского лечебного средства, указывает на его истинную природу: оно идет на пользу не человеку, но его склонности к уничтожению. Действительной выгодой, на которую рассчитывает нацгеноссе (читай - Путин) оказывается тут санкционирование его бешеной злобы коллективом. Чем мизернее прочие результаты, тем более ожесточенной становится его приверженность движению вопреки рассудительности. Аргумент о недостаточной рентабельности Крыма не смущает. Для народа он — роскошь.
Его целесообразность для господства очевидна. Он используется в качестве отвлекающего средства, дешевого способа коррумпировать, наглядного террористического урока. Респектабельный рэкет поддерживает его, нереспектабельный его практикует. Но облик того духа, как общественного, так и индивидуального, который находит свое выражение в Крыме, то доисторически-историческое стечение обстоятельств, во власти которого он оказывается..."
Я бы с удовольствием цитировал бы и дальше, но смысла, кажется, в этом нет: самые главные слова уже сказаны: Крым - это коварный и роскошный подарок господина рабам, эдакая символическая игрушка, не имеющая практической выгоды, зато нешуточно воспаляет страсти и переключает объект ненависти. А что еще нужно хитрому (хотя все равно очень глупому) господину, нашедшему чем занять охуевшее от банной истомы патриотизма население. Только Крыма им всем и недоставало.

Кажется, что глупая, подлая и хитрая сводня развращает ребенка

Когда сегодня смотришь за тем, что творится на российском ТВ (да и вообще за тем, что происходит в России), кажется, что с отчаяньем беспомощности наблюдаешь за тем, как откровенно недалекий, примитивный, наглый и бесчестный взрослый на твоих глазах (с лукавой усмешечкой превосходства) обманывает, покупает и развращает ребенка. На взрослом, конечно, негде чернильные печати ставить; его приемы хрестоматийно известны и понятны заранее; о ребенке, кроме возраста, сказать тоже ничего нельзя: может, болен, может – нет. Может, он был развращен раньше; может быть, это для него не в первый раз; но он все равно ребенок, он по состоянию своего ума и опыта не может понять, в какие сети заманивает его развратник. Сети-то совсем не тонкие, не шелковые, не ажурные, а грубые, с ячейками для головы сенатора Сидякина, но ребенок ведется, это видно, и ты не можешь ничем помочь. Ты сидишь с той беззвучной стороны стекла, ты все видишь, но ни слово, ни жест, ни крик, ни вой – ничему не помогут. Все предрешено, ты знаешь, какой будет следующий шаг, что последует за падением, как дорого обойдется наивность и беспечность, это было уже раньше, этот сюжет отнюдь не нов, но у тебя отсутствуют какие-либо инструменты для прекращения ужаса, для предотвращения подлого и лицемерного обмана. Так хочется убить сводню, задушить негодяя, который, не взирая на твой ступор, продолжает творить начатое. И даже уверенность, что за таким преступлением всегда следует наказание (увы, для обоих), не отменяет отвращения соучастия: смотря за происходящим, ты превращаешься в очевидца катастрофы.