Вы здесь

Венедиктов как тень отца Мао, а Леся как хунвейбин

О том, что Венедиктов (Венедиктов конкретный и Венедиктов как модель поведения) играет на стороне власти, еще до всякого Крыма сказала Ирина Павлова. Его заученные назубок апелляции к тому, что Эхо представляет не одну сторону, власть или оппозицию, а все возможные точки зрения, а это, мол, и есть настоящая свобода мнений по прозвищу плюрализм - хрестоматийное лукавство.
В ситуации, когда пропутинское мнение является доминирующим, размывать попытку возражения, соединяя мнения и пропаганду, кошку и мухобойку в один кулек, означает сбивать с толку тех, кого сбить с толку можно. Нет, мол, мнений, тяготеющих к точности, все - субъективно, все тонет в фарисействе, высказывание, так сказать, Фефелова ничем не отличается от высказывания, скажем, Млечина. Отличается - и стремлением к исторический и политической адекватности, и коэффициентом цитируемости: провластные мнения столь многочисленны и однообразны, что похожи на аршинный заголовок в "Правде". А вот утопить мнение, нацеленное на отчетливость, в спойлерах, ложных зеркалах и говне - это как раз стратегия Венедиктова.
Появление Леси Пернатой - не случай. Это как прислать сестру матроса Железняка, а точнее - отряд хунвейбинов на лекцию политического оппонента с целью ее сорвать. Культурная революция в рамках одной радиостанции как ноу-хау. Ничего особенного не делает, только срет в эфире. А на возражение: ты зачем, мил-человек, вставляешь палку не туда, куда надо, а в колеса? Известный ответ: у нас, блин, свобода мнений: есть ваши, есть ихние, разницы между ними нет, так как все субъективный туман. Так что кому главред Эха - тень отца Мао, а кому плюрализм и комбинация вроде дули из теней Азефа и Зубатова.