Вы здесь

Минус понты и электрофикация


Хотя хулиган слово английское, в русской культуре оно обрело второе дыхание. Как многое, впрочем. Не важно, кто прародитель термина - ирландец Хули (хули звучит хорошо и, главное, знакомо), Патрик Хулиген, бушибузуки или апаши, мы с детства знаем, что это ребята из соседнего квартала, у которых окурок Примы на губе и один вечный вопрос: закурить не найдется?

Формально хулиганство - это преступление без навара. Или навар такой ничтожный, типа чужой человек, а приятно. И если рассматривать это расширительно, то можно сказать, что русская жизнь - сплошное хулиганство. Ведь хулиганство - это преступление ради понта. А ради понта - это практически все. Крым - понт, нашинские самолеты на одном крыле над авианосцем, министр Лавров в собственном соку, хоккей и футбол на траве, пацан из 33-й квартиры, нассавший у Лидки в лифте и написавший хабариком все менты пидоры, Шумахер на ладе-приоре, стартующий от светофора как в последний раз - все понты бить-колотить. Хозяева жизни.

Легче поискать, в чем нет понтов, преступления с приставкой хули. Диктатура пролетариата - понты, моральный кодекс - хули, наши дети, живущие при коммунизме - еще как. Первая мировая - понты соленые, финская кампания и пакт Молотова-Риббентропа, ограниченный контингент в Афганистане, концерт в Пальмире и запрет Боржоми, шпроты и кишечная палочка Пентагона в лекарствах от СПИДа. Понт Таврический.

Конечно, можно и здесь нацедить интерес, вместо Боржоми - вода Славянская из соседней лужи с пузыриками, у финнов можно сыр Виола слямзить, в Казахстан можно немцев переселить, плацебо - это вообще русская настольная игра под названием фармакология.

Но если по-честному, то корысти в имперском патриотизме ни на грош, голый понт, за который сам еще платишь чистоганом и не малые пенни. А что такое русский человек без понта, патриотизма и духовности - это пиндос какой-то, с калькулятором вместо души-гармони: в лифтах не ссать, потому что убирать придется, в городе не обгонять, потому как штраф, у людей шапки в переполненном автобусе не тибрить, так как Янукович - кончил плохо.

Если не нарушать закон ради злорадства и самоутверждения в зеркале, то России просто как бы нет: одни немцы румяные в фартуках, куда взгляд не кинь - всюду клин. Если вычесть из отечественной жизни понты и хулиганство, то останется вдовец Штольц, плачущий на рыхлой могиле Обломова. Крым - хохлам, Курилы - японцам, Карелию - финнам, посередине полуразвалившегося деревянного Кремля - Путин, переодетый в старуху Изергиль, а перед ней - разбитое корыто с надписью по левому борту "Аврора".