Вы здесь

На картине Шилова

— Видишь, Димка, что Колокольчик шепчет, террорист полез как моховик на болоте. А ты гуторишь, богоносец - добрый, муху не обидит, а они все силы в сеть собирают и на пейнбольных ружьях по ночам тренируются.

— Да ни хуя подобного, Вован, это все Бастрыка с Колокольцем выслужиться хотят и тебя, дурака, пугают, дабы ты их нужность оценил. Никакие это не террористы, а ряженные и Бастрыкой запытанные до ручки. А у него, сам знаешь, стул и тот в заговоре признаётся.
— Нет, Димка, твоё благодушие меня вставляет. Вот задвинь себя на их место: живешь ты в Мухосранске или даже на окраине Мухосранска, работа у тебя такая, что ни бабушке на лекарства, ни невесте на тампаксы денег кот наплакал, социальные лифты дети да племяшки Колокольца и Бастрыки давно переключили на автономный режим, дабы ездить в сортир и обратно, и перспектив просто, как на химкомбинате, если выброс сероводородом идёт пятый день подряд. И что, Димон, ты будешь делать? Я бы, к бабке не ходи, сам бы организовал партизанский отряд имени Буковского, и стал бы пускать под откос все членовозы, что по единственному мосту через реку Мста проезжают. А следоков и прокуророских, что всегда племяшей и байстрюков Колокольца и Бастрыки отмазывают, тоже насаживал по самое не могу.
— Ну, так то ты, Вова, ты всегда с финкой и кирпичом в полотенце в баню ходишь, и весь отдел собаководства вневедомственной охраны Кремля заставляешь весь твой обед три раза есть до рвоты, пока сам первый глоток сделаешь. Был бы наш богоносец с тебя величиной, и ты и я давно бы сидели у него на вилах, и оттуда бы пальцем нашим кремлевским бы грозили. Выпьем же, Вован, за долготерпение русского народа, чтоб ему ни дна, ни покрышки.
— Нет, Димон, это в тебя либеральная закваска и папа профессор кислых щей говорят, а на самом деле народец наш - тихий и смирный, только пока не выпьет, а так оно такое говнецо, что в гальюн не ходи. Я потому, что знаю его, потому и верю Бастрыке и Колокольцу, даже если они не всех и даже не тех террористов взяли, так лучше грядки полоть до того, как сорняки весь урожай забили, чем после, когда поздняк метаться. Лучше мы на упреждение сработаем, чем будем ждать, когда добрый наш русский чел начнёт мне глаз на жопу натягивать, а все остальные хлопать в ладоши и кричать: а поделом ему, не хуй было пайку воровать.
— Нет, Вова, ты своим пердячим паром свои ужасные сны, как гондоны, надуваешь. Самое лучшее, это самому Бастрыке с Колокольцем глаз на гузно натянуть, а Сашу Шилова заставить писать с этой идиллии картину Сальвадора Дали «Еврейское казачество натягивают третий глаз мудрости на жопу патриарха, осеняющего крестным знамением парад по случаю взятия Вашингтона войсками Третьего Ленинградского народного фронта». Не пей, Вова, на ночь мочу, козлёночком опущения станешь.