Вы здесь

Не верю


Не доверять российской судебной системе естественно. Если столько лет кричать "волки", тебе никто никогда не поверит. И правильно сделает. И важна не статья, а принцип: воровское государство ворует, даже когда моет полы. Оно моет полы как вор.

Поэтому полагать, что в деле Носика российское правосудие право на ничтожную долю процента - нет никаких оснований: репутация бежит впереди не только человека, но и института.

В истории с  Носиком прискорбно совсем другое. Со всей наглядностью оно продемонстрировало, что для российской интеллигенции работает правило: друзьям - все, остальным - закон.

В деле было два повода для каминг-аута. Первый, когда объявили о требовании прокурора приговорить Носика к реальному сроку. К реальному сроку за слова, Карл! Тогда подали голос те, кому Носик не очень, может, и нравится, но кто стесняется об этом сказать, боясь, что его заподозрят в антисемитизме. Или его слова будут использованы для раздувания этого самого антисемитизма, который, как Ленин, у нас вечно живой. Поэтому писали примерно так: "Я к словам Носика отношусь с отвращением, но поддержать путинское правосудие не могу. Судьи-то кто?". Резонно, что говорить.

Второй день свадьбы наступил, когда Носика приговорили к штрафу. Ну, здесь совсем просто. Тут было чистое, честное, от всей души, выражение радости. Да и как иначе: человек избег узилища, да еще какого узилища - путинской тюрьмы. А у человека кипа на голове, не просто так. Да и держался он с юмором, помноженным на стойкость, разве это не должно вознаграждаться? Должно, и юмор, и стойкость - заслуживающие уважения качества.

Да и вообще любой, избежавший русской тюрьмы, второй раз родился. И Носик в том числе. И если вы надеетесь, что я начну искать щель для исключений, мол, что и убийц теперь нельзя ловить и ограждать от общества? То я отвечу: и про убийцу после пресс-хаты, где обработали свидетелей, надо сто раз подумать, а про Носика вообще семь раз отмерить.

Самое частое определение того, за что судили Носика, это - мыслепреступление. Помните, мыслепреступление считалось самым тяжелым в романе Оруэлла. Так что Носик как бы сражался с самим Большим братом и не то, чтобы победил, но уж точно не проиграл. И он, как несчастный Уинстон Смит, не напишет в своем дневнике: "Мыслепреступление не влечет за собой смерть: мыслепреступление - есть смерть”. Выжил, живи.

Действительно, человек всего лишь написал слова, скажем так, провокативного свойства. Я даже не о "Стереть Сирию с лица земли". Или: «Хуячь, Владимир Владимирович, ковровыми, не стесняйся, be my guest. А что дети, которые погибли при бомбёжках, с тебя на том свете спросят, зачем ты их убил — лично я в загробную жизнь не верю, так что просто прими иудаизм и расслабься, не спросят они тебя ни о чём". В конце концов,  и другой Владимир Владимирович писал: " Я люблю смотреть, как умирают дети". Поэзия дело такое, экстравагантное.

Мне, пожалуй, больше запомнились другие слова, сказанные чуть раньше, но на ту же тему: "Для меня Сирия — это вражеская территория, и чем им там хуже, тем нам лучше. Я — гордый еврей, и мне нет никаких причин делить сирийцев на «хороших» ваххабитов и «плохих» алавитов. Они мне все в одинаковой степени враждебное зверьё. Пусть убивают друг друга на здоровье, лишь бы эта гражданская война не оставляла им денег на финансирование терактов «Хизбаллы», ХАМАСа и прочих сателлитов режима Асада. Чем дольше длится эта патовая ситуация с гражданской войной, тем лучше для Израиля».

У меня к Носику, кстати говоря, нет и не было никаких вопросов. Что думает, то и говорит. Каждый пишет, как он дышит. И Носик не верблюд.

Меня в очередной раз заинтриговало поведение наших российских интеллектуалов, которые не нашли других слов, кроме "мыслепреступление" или радости, что человек избежал тюрьмы. Важным здесь является эпитет "очередной". Дело в том, что Носик тренировался в ксенофобии и тестировал, так сказать, общество давно, да и он ли один? Есть у нас и Латынина, и Веллер, которым, конечно, далеко до последней прямоты Носика, но они на одном и том же "Эхе Москвы" как только не идентифицировали мигрантов из мусульманских стран и как только не определяли эти мусульманские страны. Могильщики Европы - это самое ласковое из всех определений. И, кстати, по одной и той же с Носиком причине: потому что они, мусульмане, - враги Израиля, и требуют от Израиля вернуть оккупированные земли. А раз требуют, то - варвары и нету никаких у них прав перед форпостом европейской цивилизации на Ближнем Востоке.

Но мы же не об авторах "Эха Москвы" и даже не о его слушателях. Мы о тех эталонах порядочности, о тех интеллигентах с безукоризненной репутацией, которые, несмотря на то, что Носик писал свои громогласные посты у всех на виду, на главной странице сайта "Эха Москвы", где эти во всех отношениях замечательные люди тоже порой печатались, подчас стык в стык с носиковскими откровениями, не находили, однако, для себя возможным выразить робкое несогласие с речами, которые ксенофобскими можно называть только, если вы Носика знали с детства, знали его замечательную красавицу-маму, знали умного папу и уж точно знали отчима, потому что его-то все знали.

Более того, если вы все это знали, то у вас даже могло возникнуть мимолетное ощущение, что Носик это не только о сирийцах и прочих арабах, но именно - о вас. О тех высокоумных интеллигентах, которые всем были выше гордого умного мальчика, вот только не хотели помнить о своих еврейских корнях, за что он вас и возненавидел. Что, в общем, нормально: любому мальчику надо отринуть от себя отца или отчима, чтобы повзрослеть. 

Но это так, доморощенный психоанализ. Я же о другом. Вот мы с Путиным боремся, который устроил из страны кооператив "Озеро", воплощающий уже произнесенную каудильо Франко максиму о друзьях и законе. И как это звонко и чисто звучит: партия жуликов и воров. Прихватизировали, суки, страну. Но ведь Носик - без упрека, так в виде предположения - говорил вещи, в которых стоит только поменять Сирию на Израиль, а сирийцев на евреев, как вы все забудете про "мыслепреступление" и найдете такие яркие и безупречные метафоры, что Гитлеру будет нехорошо в могиле, а Сталин будет биться головой о крышку гроба, вспоминая дело врачей.

А тут ни слова, брат, ни звука. Навальный пришел на суд поддержать исламофоба: обнял, сфоткался. Да и почему нет: сам запустил программу борьбы с мигрантами на мэрских выборах. Для популярности, скажете? Так и Путин для популярности русский мир с Новороссией придумал и Крым отнял.

Но интеллектуалов у нас много, и все как на подбор приличные люди: с Путиным сражаются, об институтах плачут, талантов и образования в избытке. Вот только о своих, как о мертвых, - либо хорошее, либо ничего. И кто осудит? Даже воры не воруют у соседей. Не еби где живешь, не живи где ебешь. А тут - свой, в доску, ну, исламофоб чуточку, расист малек, еврейский фашист, как сказал о нем Павел Литвинов.

И какая такая половая разница между Путиным и его оппонентами, то есть нами, если у нас для своих и чужих - разные нравственные линейки? Вот мы все о демократии, о свободе, о кровавом режиме, а простые людишки из аудитории ящика не верят нам и не голосуют за все хорошее против всего плохого. Они, конечно, наивны, вкусы их художественные вульгарны, но только слышат слово "демократия", как хватаются за бутылку, как за пистолет, и пьют до смерти. Не верят они, что придете вы к власти и не устроите рай для своих, и ад для чужих. И, знаете, что скажу: и я не верю.