Вы здесь

Но пасаран

Попробуем найти для психологических, идеалистических, политических представлений материалистические измерения. Эта операция, безусловно, некорректна, почему - ещё скажем, как и то, зачем нам это нужно.

Предположим Маша полюбила Петю, Петя заделал ей Коленьку, вернулся к друзьям, измученный бессонницей от криков Коленьки, стал ещё больше попивать, если Маша устраивала сцены, давал ей по ушам, один раз и Коленьке вломил, чтоб не орал. Маша промаялась лет десять, а затем ушла (про квартирный вопрос забудем, дабы не отвлекаться). Маша с десятилетним Коленькой, который балбес весь в папочку, учиться не хочет, сидит за шутерами день и ночь, а Маша пытается наладить новую жизнь, в которой, однако, две пробоины: молодость ушла, а Коленька пришёл.

К чему это? Можно ли сказать, что Маша была дура изначально? Что она ни хрена не рубила в людях, тем более в тех, кто носит брюки, что все ее проблемы - это результат ее недалёкости, не важно - природной, социальной (семейной) или приобретённой (то есть не приобретённой социальной и психологической зоркости)?

Вот именно эту некорректную операцию я и хочу предложить вам, уже спешащим мне сообщить, что в  браке и любви, особенно, когда гормоны играют, ошибаются все, и умные и глупые. На что я скажу только то, что и умные в поэзии или математике - глупы (или не опытны, что в нашем случае одно и то же) в социальной и семейной психологии.

В любом случае давайте вместо Маши представим себе, что речь идёт о России-матушке. Но называть ее мы будем все-таки Маша, так интимней звучит. Короче Маша наша - ещё та деваха на выданье. В каком-то смысле она не вполне дурная в лит-ре, то есть если ее прижать в парадняке к батарее горячего отопления, она вспомнит и Каштанку, и Мороза-воеводу, и Маша, я - Дубровский. Машу в школе учили, у неё в анамнезе не только недолеченный сифилис в десятом классе вечерней школы в Клину (так мы обозначим советский период), но и разные воспоминания: салюты с обжиманиями в темноте и засосами в шею (неделю ходила дома с бинтом на шее, дабы мать не догадалась - это, предположим полет Гагарина или победа над американскими профессионалами в хоккее).

Но нам важно не это, память девичья - не наша забота, нас интересует ее сексуальный выбор: отчего она с монотонным постоянством таких дремучих пидормотов выбирает себе в кавалеры, причём исключительно и только их. Мы сами с Машей учились в параллельном классе, и помним, что выбрать вроде всегда было из кого (хотя, кто знает). Нет, исключительно таких, чтобы бил смертным боем при каждом запое, чтобы обдуривал с каждой встречной-поперечной, чтобы настрогал ей Колек и Светок, а потом всегда бросал и оказывался либо японским шпионом либо новозеландским диверсантом в синих тренировочных штанах с пузырями на коленях. Только. Ни одного со смышлёной физиономией или без оспы на мерзкой роже. И всегда либо маньяк, либо ростом с гриб в кепке, либо пришибленный свалившимся на голову счастьем (Машка, Машка с Лиговки дала!), после чего крыша ехала окончательно. Но это хорошо бы ему второй акт проводить на Пряжке - так нет, все также с бедной нашей Машей-растеряшей, которой хоть кол на голове теши, а все равно только дебилы у неё в фаворе.

Вот об этом я только и говорю: дура Маша с детства, с печки упала, лит-ра - не в коня корм, или это такой вид сексуальной неполноценности, что только тот, кто бьет, тот - мил и любит?

Понятно, что говорить о Машке - как социально неполноценном члене общества - некорректно. Какое там общество? Где вы его видели? Общество - это правила: типа, сюда не ходи - здесь минное поле, сюда - тоже не стоит: это сортир станционный, там ещё в прошлом веке трактор провалился, а тут - вообще даже говорить не хочется. Но ведь все исключительно идут только туда - на минное поле, в сортир с Гималаями в виде орнамента, и туда, куда уже слов не хватает. И только, из раза в раз, без остановки на обед и на оральный секс с Машкой-промокашкой. То есть правила есть, но это правила как делать то и только то, что делать не надо, никогда и нигде. Никому.

Поэтому утверждать, что Маша - какой-то не такой член общества, каким являются другие, уже не скажешь: такая наша Маша, как доктор прописал, а доктор прописал свечи в жопу при бронхите.

А раз так, то тем более не ясно, что же в результате выходит? То, что Маша - дура набитая, это принято, как предварительное условие. Посмотрите на папу Коленьки, из десяти главных дебилов все равно такого не выберете, ибо его нет. А у неё есть. Самый-самый. Посмотрите на Коленьку, что плоть от плоти - ведь это селекция мозга, эта упрямая радость, в стрелялках - силён, уже пионерский галстук на шее, а вчера ребята сказали, что мы под ядерным зонтиком, как у Христа за пазухой.

Я понимаю, что это уподобление не корректно, как любое обобщение, а тем более на живом не показывать. Троп какой-то. И в доме повешенного. А что можно? Но пасаран, кричать, но пасаран, Машенька, не утонет в речке мяч.