Вы здесь

О победе телевизора над холодильником по-американски

Когда сравнивают Россию и Америку, то разницу подчас обнаруживают в культурном слое, в самом расширенном его понимании. В его глубине и качестве. Потому что на поверхности многое, действительно, похоже: в смысле - два глаза, два уха, два яйца, два кольца. Или везде дороги, дома, облако языка.

Я это не к тому, что в Америке дороги и дома лучше. Иногда в центре крупных американских городов, скажем, в Манхеттене, где-нибудь в районе музейной мили, если свернуть с 5 авеню в поисках парковки, то там такие ямы, что прости-прощай шаровые, если поймаешь ненароком. Причём в богатых районах дороги подчас куда хуже, чем в бедных, и это понятно для тех, кто представляет, как устроена американская жизнь.

Но на время забудем о социальных частностях, я как раз о том, что внешне все вполне как бы похоже, разница начинает проступать, только начнёшь копать и разбираться, как устроены коммуникации. Коммуникации в прямом смысле - трубы разные, кабели, как они уложены, из каких материалов; и коммуникации в смысле социальных церемониалов, как в них в несколько поясов охраняется приватность. И тогда появляется шанс оценить, сколько надо положить культурных пластов, чтобы под примерно одинаковой поверхностью оказался похожий цивилизационный фундамент.

Это не означает, что трубы или провода не рвутся, причём, в самом неподходящем месте и в самый неожиданный момент; но я о том, где и почему рвётся. И когда рвётся, начинаешь понимать, как иногда рифма точнее, чем можно было ожидать, глядя на качество и глубину – с протестантской тщательностью - проложенных коммуникаций.

Вот на прошлой неделе Америку всколыхнуло событие, расскажи о котором пару лет назад, в него поверило бы так мало из числа самых оголтелых скептиков, что даже смешно говорить. В эфире двух сотен (по крайней мере) американских телеканалов, в основном, далёких от культурных центров, был зачитан один и тот же текст, пропагандирующий взгляды президента Трампа на так называемые фейковые новости.

Представьте себе: в разных городах и сёлах на разных каналах разные ведущие в разное время с разной интонацией прочитали как бы от себя один и тот же текст, ну, не знаю, типа «Хроники дня» перед худфильмом в совке. 

Ничего не уточняя, откуда взяли текст (мол, в качестве рекламы или как-то иначе). Потом только стало известно, что текст прислало руководство компании Sinclair, которой и принадлежат все эти каналы (а как выяснилось, этими каналами покрывается почти 3/4 всех семей (или домохозяйств, как говорят в таких случаях). 200 телестанций в 80 регионах. Их, эти каналы, не видит ни Нью-Йорк, ни Чикаго, на Сан-Франциско с Лос-Анджелесом, но видит вся, условно говоря, провинциальная, республиканская Америка.

И вот владельцы этой компании, открыто поддерживающие президента Трампа, решили применить такой ход: написали пропагандистский текст и заставили наиболее известных во всех медвежьих углах телезвезд прочитать его с выражением, как будто от сердца отрывают.

Кстати, уволился только один ведущий, потому что контракты на телевидении составлены в основном таким образом, что, если ты увольняешься сам и по такому смешному поводу, что не хочешь читать в эфире пропагандистский текст, то будешь платить бешеную неустойку. И, следовательно, любой семь раз подумает, чем один раз уволиться.

Возможно, будет не лишним упомянуть, что, хотя доподлинно автор текста неизвестен, один из самых влиятельных игроков протрамповской пропаганды (его передачи обязательны для трансляции на всех телеканалах Sinclair) - наш бывший соотечественник, Боря Эпштейн. Московский мальчик, привезённый в Америку еврейскими интеллигентными родителями и ставший, как большинство наших соотечественников, мракобесом республиканцем и, естественно, почитателем Трампа.

В определенном смысле им можно гордиться: родился в гордом СССР, а пригодился в протрамповской пропаганде. Отрицает вторжение России в Крым и вмешательство России в выборы. Канонический тип. Так что, возможно, именно он накропал несколько строк, бичующих демократов и фейковые СМИ, причём, накропал настолько убедительно для начальства, что двести ведущих на двухстах телеканалах зачитали его гневную чудную клятву четвёртой власти в день борьбы с фейковыми демократами.

Теперь давайте сравнивать. У наc в кадре не Тула с Деминым, не Кемерово с Тулеевым, без пяти минут спикером облсобрания, не Чечня с Кадыровым, не Волоколамск с Воробьевым. Мы в сердце американской демократии, на Среднем Западне, на Юге, в самой настоящей Америке. И ее не захватила в полон сурковская пропаганда и Маргарита Симонян с невинно убиенным Михаилом Лесиным. Весна 2018, до промежуточных выборов в Конгресс более полугода, Трамп у власти год с небольшим. А Большой Брат уже стоит, как смерть, за занавеской, дрожа от нетерпения, чтобы выпорхнуть на авансцену и заявить о своих правах.

Да, конечно, в Америке по поводу текста, прочитанного на двухстах телеканалах, большой скандал. Хотя, если я правильно понимаю, никаких юридических нарушений в зачитывании пропагандистского текста в эфире разных телеканалов нет. Корпоративные правила это разрешают. Они не готовы к новой реальности.

Обратим внимание на разительное отсутствие конкуренции. Телеэфир трех четвертей американцев контролируется одной компанией. И если вы думаете, что это такой нонсенс, то ничего подобного. Реальная конкуренция существует, прежде всего, в малом и среднем бизнесе. Но если вы будете искать провайдера для интернета в свой дом, то выясните, что их всего два: Comcast и Verizon. Два монополиста, цена одинаково высока. Если пойдете покупать электронику, то обнаружите, что сетевой магазин, торгующий электроникой на просторах Америки один: Best Buy. И так почти везде. Об Amazon и Ebay не говорю. Так что монополия на информацию – отнюдь не исключение.

Но мы ведь о готовности, радостной даже готовности большого числа людей (напомним: в эталонной для мира демократической стране) принять тоталитаризм, как он есть. Да, под соусом борьбы с этим самым тоталитаризмом, но только так тоталитаризм и приходит. Якобы для борьбы с возможностью тоталитаризма, по версии оппонентов.

Однако вернёмся к тому, с чего начали: к культурному фундаменту, как главному отличию Америки и России. И это в большинстве случаев так вроде и есть. Но не всегда и не везде. И иногда, как сейчас, внутри этого фундамента обнаруживаются такие лакуны, такой обрыв коммуникаций, такая авария на магистралях горячего и холодного водоснабжения, что близость катастрофы просто дышит в голую макушку. Да, шансов, что катастрофа не пройдет, а ее возможность будет нивелирована той самой глубиной и толщиной культурного слоя, довольно высока. Но эта готовность с низкого старта сразу перейти на высокий, отринуть всю политическую, казалось бы, опытность, эта готовностью конечно, впечатляет.

Помните бородатый анекдот о том, как сидят на Брайтоне два одессита, перед ними останавливается такси, из него выходит американец и спрашивает по-английски, как проехать туда-то. Старики смотрят в небо, по сторонам, американец садится в такси и уезжает. Они смотрят ему вслед, и один, продолжая спор, говорит: ну и что Сёма, таки помог ему его английский?

Идея ведь не в том, что правый национализм, популизм и фундаментализм, как Первомай, давно шагает по планете. И Америка среди здесь, возле тут. И это, безусловно, важный симптом: при разнице политических культур, при разнице исторических аналогий и тех же выписок из книг, обширность давления пласта политической наивности и жажды самообмана вызывает желание тормознуть. Так ли все различно, как нам иногда кажется, нет ли здесь той общности, о которой мы и думать не думали, а вот она опять. Ну, таки и помог этот ваш культурный слой?