Вы здесь

Прошла зима, настало лето, спасибо Путину

 
Есть вещи, за которые можно быть искренне благодарным Путину и РПЦ. Благодаря первому сейчас начинает исправляться историческая несправедливость. В соответствии с ней в советском и постсоветском обиходе режим Гитлера, с легкой руки Сталина, называли фашистским, хотя был он нацистским, а еще точнее - национал-социалистическим. А правящая партия (в дополнение к перечисленному) была еще рабочей. Что Сталину, понятное дело, не нравилось из-за почти точной рифмы, и он предпочел перевести стрелки на велеречивого растяпу Муссолини. Но теперь, когда путинский режим все менее отличим именно от муссолиниевского фашизма (да и убийство Немцова стало горным эхом убийства депутата Маттеотти, примерно за то же самое - за обвинения в фальсификации выборов), разницу между фашизмом и нацизмом многие поймут на себе, запомнят и не будут называть чужих своим именем. Пусть не бог знает что, но точность всегда приятна.
Что же касается РПЦ, то у меня раньше вызывало легкое недоумение страшное раздражение (справедливее сказать, ненависть), обрушившаяся на головы попов после октябрьской революции. Ну, жировали, лицемерили, блудили. Да разве они одни? Но срывать кресты, сбрасывать наземь колокола, жечь иконы, публично вешать попов на гулких колокольнях, живыми закапывать в мать сыру землю? Откуда ярость в ленивом нраве русского человека? Неужто прав был Горький, подозревавший русского крестьянина в патологической жестокости? Но сегодняшняя РПЦ всеми силами исправляет неточность восприятия. Я не говорю о забытых проделках патриарха с нанопылью и часами, водкой и сигаретами, но суд над постановщиками оперы "Тангейзер" по дебильному доносу новосибирского митрополита, но запрет "Метели" Пушкина по вескому слову местного батюшки в Ижевске, но срыв уязвленными верующими спектакля "Идеальный муж" в МХТ Чехова (да и вообще сверкающий петергофский фонтан доносов от священников и православнутых по любому поводу) многое проясняют без лишних слов. Просто достали до диафрагмы. Спасибо, а то бы так и остался непросвещенным.