Выбрать страницу

Расчехлились до погромов

Победа, конечно, пьянит. И люди под кайфом теряют осторожность, им присущую. Не могут сдержать радость, забывают о последствиях. То есть думают, что их победа – это такой универсальный золотой ключик: открыл одну дверь, будет открывать и все последующие. И двери теперь никогда не закроются, вот такой  на нашей улице хэллоуин.

На глазах сторонники Трампа раскрывают свои лица и спешат осуществить то, что главный обещал. Основное здесь — получение символического джокера, позволяющего всначала в мечтах (а потом в реальности) переформатироватьсоциальное пространство и опять ощутить себя сверху. Естественно, глумление над проигравшими, объявление второсортными мигрантов, разных там латинос и чёрных; и злорадное ожидание, когда торжество белых опять начнёт приносить дивиденды. Одни ждут, другие ждать не могут. Поэтому что недальновидный расист и жить торопится, и чувствовать превосходство спешит.

Кто-то, особенно, если живёт в республиканском штате, просто славит Трампа и мечтает прибрать к ногтю его оппонентов, а кто-то не может ждать, и лезет осуществлять правосудие сам и без очереди. Буквально в первую неделю после выбора по всей Америке прокатились первые погромы. Камерные такие, но симптоматичные. Нетерпеливые расисты, не имея сил ждать, нападают на тех, кто говорит в транспорте не по-английски, кто имеет внешность иммигранта из Латинской Америки или из Азии.Нет, это пока единичные явления, это не хрустальная ночь, но Трамп выпустил джина ксенофобии из бутылки; и его простодушные сторонники спешат уравнять шансы: чемодан, вокзал, Мехико – кричат они тем, кого объявилинежелательным элементом. У себя в тмутаракани будете говорить на своём варварском языке.

Но ситуации для трамплиеров только кажется совершенно безоблачной: мы победили, и враг бежит-бежит-бежит. Америка — не Россия, да и там реваншисту Путинупонадобилось 17 лет, несколько духоподъемных войн, работу со СМИ и депутатами разных уровней, чтобы страна продемонстрировала радость от крови и покорность судьбе.Америка сложнее, и сопротивление только начинает обороты. Либералам пока принадлежат практически все большие СМИ, за исключением Fox News, нескольких газет и радиостанций. Стоит кому-то из больших компаний неловко похвалить Трампа, в надежде на преференции, как корпорация (как это случилось с New Balance) оказывается под давлением массового остракизма. Кроссовки компании демонстративно сжигают, топят, игнорируют.

Вообще на глазах происходят удивительные вещи: американцы начали говорить о политике. Незнакомые люди в очереди в Starbucks или ещё где говорят то, что никогда не говорили раньше. Типа: боже, как грустно, для меня это просто шок, я не верил, что такой человек может быть избран. Это то, что сообщают мимоходом, понятно, что в дружеском кругу другие интонации и другая лексика. Демократические штаты в депрессии, ощущение оплеванности повсеместное. Но легкой прогулки у Трампапо Америке не будет.

Казалось бы, все очень невинно и символически. Освистали будущего вице-президента, пришедшего на модную бродвейскую постановку. Модельер отказалась шить для жены будущего президента, выходили и выходят на демонстрации протеста (вполне локальные, но с обширной географией недовольства.

Хотя больше всего палки в колёса Трампу вставляет родная республиканская партия, со скрипом утверждая кандидатуры трамповских назначенцев. Там, где утверждение не требуется, мракобесие легко берет своё, но там, где необходимо согласие законодателей, идут тяжелые позиционные бои.

Уже понятно, что Трамп формально будет пытаться осуществить все свои ксенофобские обещания, но сталкиваясь с сопротивлением, легко соглашается на ничего не значащие паллиативы. Вместо китайской стены на границе с Мексикой, скорее всего, будет штрихпунктирный заборчик, построенный, в основном, еще при предыдущих администрациях. От запрета на въезд эмигрантов пока остался пшик и строгий пальчик. Законодательство об абортах, скорее всего, передадут на усмотрение штатов. Отменить медицинскую реформу Обамы не получится в ближайшие годы. Не только потому, что, как выяснилось, далеко не все в ней Трампу не нравится, но и потому что его команда оказалась катастрофически не готова к получению власти. То есть они кричали: мы вас порвём, а когда власть упала в руки, оказалось, нет никаких разработок. Чем заменять Obamacare, непонятно. А это работа не на месяц и даже не год.

Трамп сотоварищи, очевидно, меньше других верили в свою победу, и ничего не сделали, чтобы к ней подготовиться. За попытки реанимировать изоляционизм и протекционизм Трамп пока держится, как и за ряд внешнеполитических инициатив, и за увеличение бюджета армии, но что останется в итоге – непонятно.

В среде не самых махровых республиканцев гуляет идея о неминуемом импичменте. Если Трамп не откажется от наиболее радикальных поползновений, республиканский истеблишмент проведёт санацию полости рта. Выдерет все больные зубы, исправит то, что можно исправить. Поставит свои имплантаты. В случае импичмента власть перейдёт квице-президенту, который – как считается — вполне договороспособен. Сам Трамп, скорее всего, ошеломлён: он почти не показывается на публике, не даёт интервью, зависим от своих не очень компетентных советников, выбранных за преданность и прокламируемое мракобесие.

В любом случае Америка уже не та, что даже две недели назад: американцы проснулись в другой стране и с ощущением, что наделали ошибок, чреватыхпоследствиями, и надо что-то делать. Поможет, возможно, то, что есть: политические традиции. Их использовали, как лопату на черноземе, в полштыка. Теперь возникает ощущение, что перепахать придется все политическое поле. И, скорее всего, расчехлившиеся трамплиеры слишком рано начали праздновать.

Персональный сайт Михаила Берга   |

© 2005-2019 Михаил Берг. Все права защищены   |   web-дизайн Sastasoft 2005 - разработка, поддержка и продвижение сайтов.