Вы здесь

Рыцарь без страха и упрека: Рудольф Джулиани

© Дело, 2007

Оригинал текста: http://www.idelo.ru/461/20.html


В реальной политике соревнуются не столько друг с другом, сколько с мифами. Теми, которые представляют конкуренты, и теми, которым бы хотели соответствовать они сами. Причем последние намного опасней. Несоответствие представляемому мифу расценивается избирателями как обман, простить который невозможно.
Конечно, у каждого политика есть свой программа, свой послужной список дел, но политический выбор - особенно в сегодняшней Америке - выбор во многом символический, чем практический - не столько определяет судьбу страны, штата, района, сколько оправдывает самого избирателя в собственных глазах. Тем более если речь идет о выборах президента Соединенных Штатов. И здесь побеждает (и победит) тот, чей миф наиболее действенный, то есть соблазнительный.

Мы увидели Армагеддон

Сегодня, согласно ряду опросов, в том числе наиболее проправительственного и консервативного телеканала Fox News, бывший мэр Нью-Йорка, республиканец Рудольф Джулиани (Rudolph Giuliani) значительно опережает ближайшего кандидата из своей партии Джона Маккейна. Последнего готовы поддержать лишь 22% республиканского электората, в то время как главному положительному герою событий 11 сентября 2001 г. на предварительных выборах могут отдать голоса 34% избирателей-республиканцев. Не менее хорошие шансы, по мнению аналитиков, имеет Джулиани и на национальном уровне, где на протяжении многих недель он возглавляет список наиболее привлекательных кандидатов в президенты вместе с Хиллари Клинтон. И при этом даже опережает ее.
Еще бы, мужественное лицо Джулиани стало первой хорошей новостью, которой смогло порадовать американское телевидение своих зрителей, после того как террористы снесли башни-близнецы WTC (Всемирного торгового центра). Мэр Нью-Йорка в обыкновенной каске делал свою работу - спасал тех, кого можно спасти, организовывал ремонтные и восстановительные работы, а главное - говорил спокойно и твердо, как парень, знающий свое дело. Точнее, как жесткий парень, знающий, что такое зло и как с ним бороться. И не боящийся при этом рисковать своей жизнью.

Внезапно дыма и огня стало больше. Много больше. Это второй самолет врезался в южную башню. Но тогда мы этого не заметили. Мы подумали: что-то взорвалось в корпусе, который уже горел. В тот момент мы находились на первом этаже горящего здания. Вдруг все стало черным, потом белым, вокруг все начало падать. Мы побежали вниз к запасному выходу. Он был заперт. Охранники вспомнили, что наверху есть еще один ход. Мы снова кинулись наверх, но там было полно дыма, стены и потолок рушились, подойти к выходу было невозможно. Снова вниз - и снова заперто. Мы попытались выйти через соседнее здание - закрыто! Нас спасли охранники. Они выбили дверь, и мы оказались в постройке, прилегающей к центру с востока. Мы выбежали в вестибюль и перевели дыхание. Хотя никто из нас не был уверен, что это спасение. Мы выглянули на улицу и увидели Армагеддон. Все было белым и черным и не было видно ничего (из интервью Р. Джулиани израильскому телевидению).
Джулиани сделал все возможное, чтобы ни у кого не осталось сомнений: вот один из тех немногих, на кого можно положиться в трудную минуту. Мэра Нью-Йорка не случайно в 2001 г. назвали человеком года (правда, его соперником по престижному званию был не кто иной, как Усама бен Ладен - у минутной славы нет морали). И тогда же английская королева Елизавета сделала его английским рыцарем. Это был герой, точно соответствующий месту и времени. Мэр самого большого и наиболее пострадавшего от террористов города, восстановивший, насколько это было возможно, доверие к дееспособности власти во время кризиса и успокоивший миллионы тех, кто не радовался поражению Америки и Западного мира, а горевал и боялся, что могут настать и более худшие времена. Это был, несомненно, его звездный час. К нему не было упреков - он был настоящий американский герой.

Крутой мэр

Что это такое? Это прежде всего уверенность в победе добра над злом, то есть такая непробиваемая уверенность, что иначе как мифологической ее не назовешь. Но вся биография Джулиани - непрерывное свидетельство этой уверенности и ее демонстрация. В Америке ни губернаторами, ни президентами не рождаются. До того, как стать губернатором родного ему города Нью-Йорка, Джулиани поработал здесь прокурором Южного округа и государственным обвинителем.
Утверждать, что борьба со злом была его коньком, - масло масленое. Как прокурор он прославился благодаря нескольким громким процессам. Первое среди них - дело о главах пяти мафиозных семей в Нью-Йорке в середине 1980-х, когда Джулиани добился обвинительного приговора и заключения под стражу на срок в 100 лет для знаменитого Энтони Толстого Тони Салерно, а также упрятал за решетку четырех других мафиозных лидеров и шесть их соратников.
Не менее знаковым стал процесс против Ивана Боески и Майкла Милкена, которые использовали инсайдерскую информацию для совершения сделок с ценными бумагами в свою пользу. Они получили по заслугам - не надо обманывать государство, бизнес и граждан.
Уже став мэром, он сделал то, что не удавалось до него никому. Очистил Нью-Йорк от преступности. То есть буквально превратил его в другой город. Закрыл тысячи борделей, убрал с 42-й улицы проституток, сделал безопасным сабвей и т.д. Это даже не сотни, а тысячи и тысячи уголовных процессов против больших и малых боссов мафии. А также против обыкновенных мелких хулиганов.
Попутно, правда, он запретил курение в общественных местах, включая бары и рестораны. И серьезно поссорил нью-йоркскую полицию с афроамериканским населением, имеющим привычку к раскрепощенному социальному поведению. Критики Джулиани утверждали, что заслуги мэра здесь не главное, что падение уровня преступности совпало с общей тенденцией, но, согласно статистике, число уголовных преступлений в Нью-Йорке с момента прихода Джулиани на пост мэра города сократилось в два и более раза. Что называется - новая жесткая метла. В России его бы возненавидели, в Америке - полюбили.
Надо сказать, что он не только ломал, но и строил. При нем реконструировали, буквально перекроили, знаменитую Тайм Сквэр, которая приобрела свой современный шикарно-рекламный вид. Вокруг площади тут же расплодились театры, студии, дорогие магазины.
Культура, как известно, неравнодушна к деньгам и роскоши. Джулиани ругали за то, что он сокращает принадлежащее городу пространство, отдавая его в руки частного бизнеса, но тем самым он смог повлиять на сокращение уровня безработицы в городе. То есть и это зло оказалось по плечу американскому герою.

Борьба с собственным мифом

Казалось бы, чем крыть его главным конкурентам - Хиллари Клинтон или Бараку Обаме? Но не так все просто. И на солнце есть пятна. В нашем случае у мифа, воплощаемого Джулиани, есть оборотная сторона.
Какая? Американский герой не просто борец со злом, но кристальной души и репутации человек. То есть без пятнышка или упрека. А у репутации Джулиани, о чем помнят многие, и прежде всего конкуренты, есть небольшие, но проблемные места. Кратко говоря, глубоко и искренне неравнодушен он к прекрасному полу. Вот только одна деталь: Джулиани - правоверный католик - был уже дважды официально разведен, а сейчас женат третьим браком.
Ну и что, спросит недоуменный русский читатель, - парень работает, не берет откаты, не пилит тендеры, не имеет ни одного зафиксированного экономического упрека, а то, что бабы ему нравятся, так это и хорошо - не пидер, значит.
Увы, с точки зрения бренной русской реальности, это действительно так. Но с точки зрения американского мифа... С мифом все просто: или миф есть или мифа нет. А несовершенным миф быть не может, потому что он миф, а не реальность. И так как выборы, особенно на таком уровне, как выборы президента Соединенных Штатов, - это конкуренция не столько политиков, сколько мифов, все понимают, почему Джулиани так медлил с выдвижением своей кандидатуры. Он хотел оставить конкурентам как можно меньше времени на то, чтобы нарыть компромат. То есть найти обиженную женщину, готовую поделиться с прессой своей тайной. Или найти ошибки в бизнесе: ведь после губернаторства Джулиани занялся частной юридической практикой.
И если для русской культуры - это все прошлогодний снег в крапинку, то для американской - более чем серьезно, особенно для католической культуры, нравственно заточенной, как инквизиция. Тем более когда речь идет о выборах. То есть об оправдании себя через это самое голосование.
Чернокожее население (по крайней мере, Нью-Йорка) не будет ломиться на избирательные участки, чтобы отдать свой голос за нашего Рудольфа, а значит, 63-летний Джулиани конкурирует с мифом о себе, и кто здесь победит, заранее сказать совершенно невозможно. Слишком много времени остается для того, чтобы любое уточнение смогло изменить расклад сил. Тем более что конкуренты не дремлют. Да и сами они не любители в мифотворчестве, а настоящие профессионалы.