Вы здесь

Русский интеллигент - норм!

Посмотрел я (как, возможно, и другие) удивительное и симптоматичное интервью на «Дожде» в программе «И так далее». Удивительное ровно в том, в чем оно симптоматично. Вот только удивительность – подчас деланная, а симптоматичность вполне ожидаемая.

Я говорю об интервью Константина Богомолова ведущему программы Михаилу Фишману. О поддержке  этим известным московским режиссёром мэра Собянина, в целом и в частностях.

В принципе уже этот факт можно было бы посчитать удивительным. Я имею в виду ту аргументацию, которую использовал Богомолов, дабы доказать, что Собянин - не только замечательный городской менеджер, но и возможно, лучший, кого можно представить на этом лобном месте.

Что здесь удивительного? Я бы сказал - бесстрашие, с которым продвинутый режиссёр попытался отделить хозяйственную и градостроительную деятельность Собянина от политической. Удивительным это могло показаться тем, кто помнит, что примерно так же путинские пропагандисты отмазывают Сталина от его политических действий (используем такой эвфемизм для репрессий), как эффективного менеджера. Но я, например, слышал на одной конференции в Берлине, как известный философ Славой Жижек примерно так же доказывал, что Сталин был не просто на своём месте, так как был инициатором модернизации СССР, но и вряд ли кто лучше него справился бы с этой задачей.

Это я к тому, что если попытка Богомолова представить Собянина как самого удачного из всех кого только можно представить мэром Москвы показалась удивительной, поверь, друг Горацио,  бывают и более странные сближения.

Не менее удивительным мне показалась манера ведущего интервью Михаила Фишмана, который вел себя с известным режиссёром робко, осторожно (так полные дамы пробуют пальчиком ноги воду в холодной горной реке), как с начальством. И, несмотря на длинное интервью, не задавал (и в результате - не задал) бескорыстному почитателю Собянина ни одного вопроса, который бы показал несостоятельность его позиции. То есть где-то в конце как-то неуверенно промямлил про реновацию, а так больше спорил об эстетической стороне деятельности Собянина, неуемного строителя Москвы-матушки, которую поднимал на щит популярный театральный режиссёр.

А где вопросы про казаков и их нагайки? А где вопросы о запрещении оппозиционных акций по надуманным предлогам? А если уж про реновации, которые Богомолов поддерживает не менее вальяжно, то почему не спросить, зачем выселять людей из вполне ещё приличных зданий в центре, не обращая внимания на десятки тысяч живущих в нечеловеческих условиях аварийных зданий, для который процедура переселения не предусмотрена?

Но самое главное, как можно отделить хозяйственную и градостроительную деятельность Собянина от его деятельности, как одного из столпов путинского режима и не случайно находящегося под санкциями члена путинского Политбюро, если это обозначение путинской элиты верноподданным политологом из моего родного города можно посчитать уместным?

То есть, если чёрного кобеля Собянина господин Богомолов сегодня готов отмыть добела, то кого он будет отмазывать завтра - Сечина, рыцаря чистой нефти и волшебного газа, Шойгу - верного солдата путинской гвардии, Кадырова - ещё одного бравого пехотинца Путина?

Но хватит обсуждать удивительное. Поговорим о симптоматичном. И здесь выясняется, что все, что кажется на первый взгляд удивительным, на самом деле, конечно, глубоко симптоматично.

То есть удивительно ли, что известный режиссёр стал отмазывать столпа путинского режима от политической ответственности, делая акцент только на том, что ему нравится эстетическая и хозяйственная составляющие его деятельности? Кто-то, конечно, может вспомнить, что господин Богомолов уже утверждал: если бы ему нужно было бы выбирать между Путиным и Собчак на президентских выборах, то он бы выбрал бы действующего презика. Я, кстати, тоже не голосовал бы (и не голосовал в реальности) за Собчак, но голосовать за Путина - это нужно иметь режиссерское бесстрашие господина Богомолова.

Но случай Богомолова - это не эпизод в его театральной биографии. Это вполне симптоматичное поведение российского интеллигента из числа состоявшихся в условиях крепчающего авторитаризма. Сколько никак не худших режиссёров, актеров, дирижеров, руководителей лучших музеев, в том числе с антисоветским бэкграундом, поддержали Путина с Крымом, Донбассом, Сирией и далее по списку? Кстати, тот же Богомолов упомянул одного из них, кота Матроскина, Олега Табакова, посетовав, что либеральная интеллигенция (насмешку он подчеркнул голосом) упрекала Табакова за мифические преступления, не зная, что он тайно помогал множеству людей, просто не афишировал этого. Логика понятна: тайно помогал, был замечательным режиссёром, кто кинет в него камень за политический конформизм и поддержку преступлений страны и режима?

Вот именно поэтому, способ, которым уважаемый режиссёр отмазывал путинского сановника и ставленника, ничем не удивителен, а вполне симптоматичен.

И если вы думаете, что я имею в виду, что он симптоматичен для тех, кто хочет оставаться видным представителем художественной элиты эпохи Путина, то совсем даже нет. Все намного шире и глубже. И опять же: не потому, что маразм крепчает вместе с морозом на политическом градуснике, а потому что просто очередь дошла до Богомолова, а завтра колокол зазвонит для другого.

Вспомним, все неутихающий спор с Бабченко. который ведут последнее время не путинские сатрапы от телевидения, а вполне себе почтенные и либеральные публицисты и гуманитарии. Мол, как это Бабченко не отделяет страну от режима, народ от коррумпированных чиновников, деля ответственность чуть ли ни поровну, ровным слоем, как масло по воде? Но суть в том, что, о чем бы мы ни спорили, о каких бы заоблачных высотах и символах академика Лосева, о каких бы отвлечённых понятиях и проблемах не скрещивали острые и блестящие мечи полемики, говорим мы только о себе. То есть не мифический народ и страну нашу белопушистую отмазываем от зловонного Кремля, а себя от тени ответственности за вольное или невольное соучастие и сотрудничество.

Аргументы отмазывателей (вполне себе достойных людей) понятны. Как можно ставить на одну доску и чашку весов преступников из Кремля (в Кремле не надо жить) и тех, кто с айпадом и айфоном наперевес клеймит этот Кремль на всей углах фейсбука и сопредельных ему инстаграмах? Кто вообще и с плакатами выходил, и Путина только в гробу в белых тапочках видал?

И то же самое про обманутых путинским ящиком пенсионерах, которых только понижение пенсии способно поднять из хрустального гроба как спящую царевну. Или про матерь-одиночку, которая волком выгрызла бы бюрократизм, лишающий ее материнского капитала, но за Путина пасть порвёт.

Все, кажется, правильно. И особенно это рифмуется с традиционной мантрой русской культуры, о том, что народ у нас - невинный большой ребёнок Федя, безгрешный и мудрый, которого не корить или ругать, а только учиться у него, как завещал великий Толстой, его ученик Достоевский и вообще вся без исключения русская классика, витии вы эдакие.

Так что Бабченко - конечно, зоил с загранпаспортом, но отвечают ему, защищая святое и себя в том числе от жалкой тени подозрения. Как Богомолов Собянина. Ибо если можно Собянина отмазать, то, что говорить о робком конформизме невидимых и безвестных жителях рунета, которые грозные оппозиционеры в фейсбуке, но зарплату получают в собянинских театрах или живущих на олигархическом содержании СМИ. Сегодня у вас Собянин - супостат, а завтра вы спросите, что делал я в 14-м году, когда русские войска брали Крым, а Путин пытал Сенцова?

Но хватит проблем продвинутых режиссёров, поговорим о продвинутых журналистах. Они не менее симптоматичны. Миша Фишман-башковитый, у него такая смелость подчас в разговоре с мелкими путинскими чиновниками или о правонарушениях путинской элиты, что хоть святых из Кремля выноси вперед ногами. Но вот только против него оказался обласканный либеральными аплодисментами модный режиссёр, как потерял голос, превратился в робкого подготовишку-студента, который на летней практике берет интервью у человека с матерой биографией. Ни одного трудного вопроса для поддержания репутации профессии, и это, конечно, симптоматично. Бороться с врагами - здесь смелости хоть на булку намазывай, а вот спросить со своего - табу.

Нет у российского интеллигента воли для признания кого-либо из своей среды, тем более человека в этой среде известного, не одетым в белые одежды Дудинцева от отечественных кутюрье. Лучше в тысяча первый раз опасно шутить и осуждать правонарушения с грязным символическим подолом коррупционеров и мракобесов, чем задать простой, но неприятный вопрос кому-нибудь из своих. Свои - вне критики и подозрений.

Да и потом, здесь только начни. Сегодня ты спросишь о прегрешениях в политическом позиционировании известного режиссёра, а завтра мало того, что не позовут на премьеру и пойдет слава как о губителе талантов, так в конформизме обвинят тебя самого, выкопав какой-нибудь давно забытый факт комсомольского или студенческого прошлого. А потом до того дойдёт, что невзначай спросят, а так ли вы все невиновны, вы, осуждающие Путина, а не разделите ли вы с ним вину, как последний ломоть хлеба с солью? Пусть не в равных долях, но в принципе. И что на это ответить? Ничего Петров не отвечал, только лишь галошами качал.