Вы здесь

Украина без соплей

Если пристально следить за последними публикациями влиятельных американских и европейских СМИ о ситуации в Украине и ее войне с Россией, за высказываниями известных политологов, обладающих конфиденциальной информацией и возможностью не говорить в унисон с публичными политиками, то разница между риторикой обобщенного Запада и его же реальной позицией и планами на ближайшую перспективу, становится очевидной.

Риторически Запад осуждает аннексию Крыма и войну на Донбассе, идущую при участии России, а также выказывает поддержку Украине, обороняющейся от превосходящих сил вероломного противника. В реальности Запад недоволен Украиной почти так же (хотя и в ином ключе), как Россией. Причин для недовольства две: первая - Украина ведет себя так, будто не сегодня-завтра Запад, наконец-то, вступится за слабого, вспомнит об ответственности по будапештскому меморандуму, не даст совершиться тому, что уже совершилось: захватнической войне с подчинением бывшего вассала, размечтавшегося о свободе.

Вторая: недовольство слишком медленным ходом экономических реформ, который определяется, прежде всего, нахождением у власти практически той же политико-экономической элиты, которая пришла к власти после развала СССР, за вычетом наиболее одиозных пророссийских сторонников Януковича. Прежние люди означают прежние интересы, стоящие забором на пути радикальных реформ.

Противоречивость западной позиции объясняется нежеланием платить по украинским счетам, то есть соответствовать собственным же риторическим заявлениям. Немного вразумить зарвавшегося Путина и ослабить амбициозного соперника вполне соответствует обобщенным западным интересам. Платить слишком много (а главное - долго), брать Украину на свое обеспечение, а тем более вступать с Россией в долгосрочную холодную (не говоря уже о ядерной) войну - не соответствует интересам политиков, которые сегодня принимают решения в Америке и Европе.

Говоря на языке Путина, Запад давно бы слил Украину (и скорее всего, сольет ее), если бы не собственная свободолюбивая риторика, не символические обещания, выполнять которые Запад категорически не хочет.

Если внимательно проанализировать высказывания известных политологов, которые формируют общественное мнение и очень часто предшествуют тем или иным политическим решениям, то позиция Запада по Украине следующая. Украина в лице своих лидеров переоценила свои силы, неправильно поняла интересы западных держав, провоцирует Россию на углубление конфликта, рассчитывает на военное решение противостояния, пренебрегая возможностями политического урегулирования. При этом сил самостоятельно отстоять свою независимость у Украины нет, воевать с Россией из-за Украины Запад не будет (по крайней мере, очень не хочет). И готов на компромисс, который кратко можно сформулировать так: европейскому вектору Украины - да, членству в НАТО, военной координации с Европой, полноценному противостоянию с Россией - нет.

Позиция Запада прагматична и цинична: слабый должен уступить и не строить из себя независимого, если на это нет ни экономических, ни военных возможностей. Запад, скорее всего, согласен на то, что Украина частично вернется в сферу ограниченного влияния России, Запад готов на федерализацию Украины; и Путин это прекрасно понимает, потому что его референты так же, как и все остальные, читают западную прессу. Запад не хотел бы победы и триумфа Путина. Если Путин подчинит себе ту часть Украины, которая ему сейчас не принадлежит (пробьет сухопутный путь в Крым), Западу это будет неприятно, что выразится в риторических угрозах и ограниченных экономических санкциях. Даже если Путин захватит всю Украину и убьет всех украинцев, реакция будет отличаться количественно, но не качественно. Войны и долгого противостояния с Россией, истощающих бюджет, Запад не хочет и постарается избежать.

Повторим для закрепления: ЕС - да, НАТО - нет.

Теперь о внутриукраинских делах. Запад полагает, что положение нынешней власти ненадежно. Слова о возможности третьего майдана, о дефолте, о медленности реформ - повторяет каждый второй, размышляющий о перспективах Украины в перерывах между ритуальными обличениями Путина. Через день то МВФ заявит, что не будет спонсировать Украину, если реформы не начнутся, то очередной влиятельный политик обмолвится о том, что Украина должна считаться (дружить, помнить о своем месте) с Россией. Запад полагает, что отговорки Украины о трудностях проведения реформ во время войны лишь отговорки, потому что и без войны (хотя именно война, сначала символическая, потом реальная привела к власти ту часть элиты, которая сегодня принимает решения на Украине) радикальные, а не косметические реформы весьма проблематичны.

Внимательные аналитики еще задолго до второго майдана и свержения Януковича высказывали серьезный пессимизм при анализе готовности Украины к самореформированию. Уровень и глубина проникновения коррупции в ткань экономики вызывала опасения, что без внешнего управления Украине трудно будет самой справиться с мафиозным характером политики и экономики, в этом плане почти не отличающимся в лучшую сторону от российской ситуации. Единственное преимущество: Украина меньше, но и не так мала как Грузия.

Это прекрасно понимают западные аналитики, пусть и симпатизирующие попыткам Украины добиться большей независимости от России, но скептически оценивающие осуществимость этих попыток в полном объеме.

За свободолюбие, не подкрепленное протестантской честностью и точностью в делах, Запад готов платить только до тех пор, пока цена не становится слишком большой. Цена тем временем постоянно возрастает, и это беспокоит Запад. По сути дела последнее слово за Путиным: ему предлагается компромисс: Украина получает бОльшую экономическую свободу с перспективной ориентацией на Европу, но при этом громогласно заявляет о своем нейтралитете (что получает поддержку и легитимное подтверждение Запада), вопрос о Крыме тонет в тумане будущего, Донбасс формально остается украинским, сохраняя тренд на независимость и союз с Россией. Компромисс, конечно, временный и непрочный, но другого, кажется, нет. Детали возможного соглашения, которое сейчас обсуждают российские и американские дипломаты, зависит от готовности идти на уступки Путина, Украину по большому счету никто и не спросит. У нее нет денег и сил на независимость, слабых считают равными только в декларациях, в политике независимость завоевывается.

Помешать Западу капитулировать (как считают многие) перед Путиным может только Путин. Если ему покажется, что предлагаемые уступки недостаточны, ему нужна не часть Украины, а вся, да еще с униженными поклонами и жаркими поцелуями любви, то ситуация заморозится, но существенно не изменится. Путину предлагают выйти из щекотливой ситуации победителем, но не триумфатором. Ответ его психики неизвестен, но его готовность ждать, безусловно, выше, чем у лидеров современного Запада. В принципе и Путин, и его американские и европейские оппоненты понимают, что выхода два: компромисс или война. Войны больше боится Запад, компромисса - Путин.

Но одно, несомненно: между громогласной риторикой и реальностью связь, конечно, есть, но цинизм и прагматизм побеждают идеализм по очкам. Это противно, конечно, но является единственным противоядием против максимализма: мир все-также идеалистичен на словах, но прагматичен в делах. Ну а Путина спасет Запад.