Вы здесь

Украина – не младший, а старший брат

Эхо Москвы

Последнее время стало хорошим тоном сравнивать русских и украинцев в их реакциях на авторитарное государство, решившее-таки лишить их остатков свободы. Некоторые, как Белковский, полагают, что украинцы – те же русские, только лучшая и наиболее мобильная их часть. Понятно, географическое положение (как и более комплементарные по отношению к человеку размеры страны - Усков) определило фундаментальное влияние, но в настоящий момент важны не причины, а следствия. Украинцы оказались более свободолюбивыми, энергичными, нетерпимыми к оскорблениям, более, если говорить уже совсем простыми словами, склонными к демократии в греческом, первоначальном понимании этого слова. Поэтому, быть может, нижеследующая цитата, не покажется слишком далекой и отвлеченной: «Вероятно, вам еще никогда не приходилось задумываться о том,  <…> они во всем несхожи с вами. Ведь они сторонники новшеств, скоры на выдумки и умеют быстро осуществляют свои планы. Вы же, напротив, держитесь за старое, не признаете перемен, и даже необходимых. Они отважны свыше сил, способны рисковать свыше меры благоразумия, не теряют надежды в опасностях. А вы всегда отстаете от ваших возможностей, не доверяете надежным доводам рассудка и, попав в трудное положение, не усматриваете выхода. Они подвижны, вы – медлительны. Они странники, вы – домоседы. Они рассчитывают в отъезде что-то приобрести, вы же опасаетесь потерять то, что у вас есть. (Фукидид, История. I. 70. 1-6).

Понятно, что сравнение украинцев с жителями Афин, а русских со спартанцами – более чем условное, хотя в кадре тоже близкие родственники; но в самом противопоставлении есть рациональное зерно: никто не знает, окажется ли протест украинцев удачным и принципиально меняющим историю. Но том, что на кону не только история Украины, но и история России, согласны, кажется, многие.

Оригинал