Выбрать страницу

Аптека, улица, фонарь

Суркова ругают, над ним потешаются, находят тонну несообразностей (их ещё больше), но обсуждают жарко, нервно, как то, что затронуло за живое. Отчасти из-за того, что он говорит в общем и целом на нашем или нам хорошо знакомом языке, он как бы один из нас, если мы — книжное сословие. И он говорит то и так, чтобы именно либеральное сообщество ощутило укол зонтиком в пятку.
Те, кто в теме, легко обнаружат языки Гумилева, Дугина, Победоносцева, Константина Леонтьева, Страхова, Данилевского. Но если бы это был очередной славянофильский спич в защиту особого пути Третьего Рима, не было бы предмета для волнений. Потому что внутри кондового текста про то, как и почему Россия всех красивей и милее, тем более жабы Запада, есть линия иносказания, опровергнуть которую куда как сложнее, нежели доказать интеллектуальную ничтожность сурковской пропаганды.
Начнём с очевидного. Путинское государство переживёт Путина и будет жить долго, по крайней мере до скончания века, то есть переживет всех живущих. Это кажется глупой утопией, все же трещит по швам, и песок уже сыплется, но я — при понятных уточнениях — готов согласиться с этим предположением, разве что оцениваю его не положительно, как Сурков, а наоборот.
Что такое путинское государство, которое может стать долгожителем и длинной эпохой (от людей длинной воли, если кто вспомнил)? Конечно, это не президентская администрация в виде факира с широкими рукавами, не путинская Дума, не путинские суды и не путинские СМИ во главе с Киселёвым, Соловьевым и Эрнстом. Это все бумажные фантики, конфету можно завернуть в другие.
Основа путинского государства — система собственности и статус бенефициаров приватизации и залоговых аукционов. Это именно то глубинное государство, которому Сурков обещает долгую жизнь, и я боюсь, что он — прав. Потому что с путинским способом макияжа этого государства борются те его же представители, которые хотят сменить Путина, как декоратора, оставив в неприкосновенности то, что его мобилизовало и призвало на защиту.
Можно уточнять, что имеет ввиду Сурков (говорящий, как и принято в сказовой форме намеренно метафорично) под «глубинным народом», который совершенно точно не тождествен народу нашему лапотному. Нет, эта та часть народа, которая имеет с Путиным невидимую, но очень крепкую связь, которая зависит от него, впрочем, как и он от неё. Кто это? Одни полагают, что это новый вариант опричнины — эфэсбэшники на мерсах, силовики, дворяне новой путинской России, другие — что это они же плюс куда более широкая река из сторонников великодержавия и экспансионизма, но можно обнаружить в их сплоченных рядах и тех же бенефициаров приватизации и путинского передела собственности. Они, возможно, и против тех или иных перегибов на местах в виде сбитого над Донбассом боинга, Скрипалей и прочих патриотически настроенных хакеров, лезущих без мыла в жопу демократической партии США, но точно за то, чтобы их ещё век не спрашивали о происхождении первого миллиона и их номенклатурном прошлом, ставшем залогом финансового успеха.
Не менее актуальны пассажи Суркова про благотворность цинизма и экспансии. Цинизм — как отказ от демократических ценностей в пользу исконно русской посконной правды — нужно правильно переводить на язык милого друга. Есть ли на земле нашей обильной какие-то силы, которые способны препятствовать распространению по России-матушке механизмов европейской или — ещё хуже — американской налоговой полиции, для которой нет сроков давности и которая в два счета докажет незаконность практически всех крупных российских состояний? Причём такая налоговая полиция не посмотрит, боролся ли ты с Путиным, или лил кипяченую воду на его мельницу, Ротенберг ты или Лебедев, спонсирующий «Новую газету», или Ремчуков, издающий «Независимую» — сами инструменты вывода на чистую воду не зависят от риторической составляющей.
И Сурков с той долей цинизма, которую у него не отнять (что тогда останется), внятно и спокойно говорит — вы, господа, разбогатевшие при Путине или накануне, не можете позволить американской финансовой инспекции проверять ваши состояния ещё сто лет, пока все не порастет быльём и запутается как салат из морской капусты, вываленный в кусты.
И да, единственный путь по недопущению американской (скажем) налоговой полиции в ваши закрома это — особый путь родины нашей драгоценной. Особость которого и заключается в том, что налоговой полиции вход закрыт, как девушкам в белых платьях в тифозный барак.
И здесь одно: либо вам тюрьма и вашим детям идти с протянутой рукой через палочный строй ненавидящих их, либо глубинное государство верхом на глубинном народе медленно, но верно движется в светлое будущее с русским звездным небом над головой.
Сурков так просто и говорит: у вас есть другие способы, кроме особого пути, не пустить в наши и ваши палестины юрисдикцию, которая вас ограбит и похоронит? Выбора нет, и Сурков здесь с большой вероятностью прав. Чтобы все было как при дедушке Ельцине, бабушке Путине в ее крепдешине, ведите людей на водопой под звуки «Широка моя страна родная» и «Красная армия всех сильней» и при каждой запинке — твердите об империи, хапайте Крым, посылайте войска на дальние рубежи, и пудрите, пудрите мозги, оно никогда не вредно. Пудры на всех хватит.

Персональный сайт Михаила Берга   |

© 2005-2019 Михаил Берг. Все права защищены   |   web-дизайн Sastasoft 2005 - разработка, поддержка и продвижение сайтов.