Выбрать страницу

Беларуская бело-красная революция

Беларуская революция, конечно, вызывает энтузиазм. А то, что происходит сегодня в Беларуси, это, конечно, революция, вписывающаяся в череду мирных революций, называемых цветными, и это такая бело-красная, что ли, революция, по цвету флага, отстаиваемого протестующими.

Все переменилось за 5 дней протеста, режим Лукашенко из мягкого, нет, полужесткого авторитаризма превратился в безумную военную хунту, потому что диктатор послал на усмирение более чем мирных протестов не только полицию, ОМОН, причем не только свой, но и русский, присланный поддерживающим его Путиным, а также войска. Направлять солдат против своих граждан означает важную метаморфозу – батька Лука не просто диктатор и лукавый автократ, он глава военной хунты, защищающийся от протестов населения войсками. И какая-то акцентированная жестокость его тантон-макутов, за несколько дней всевластия превратившихся в садистов, воплощающих образы следователей Лубянки, пытавших со страстью, наслаждением,  просто потому, что получили такое право, эта жестокость вполне вписывается в представление о нравах во времена правления ставленника военной хунты.

Конечно, Лука сегодня такая составная фигура, он отчасти прежний – лукавый, хитрый и казалось бы умело манипулирующий обществом и всем, к чему прикасается, от внешней политики до пропаганды. Ему еще вчера казалось, что он передурит людей, что он прекрасно подготовился к тому, что будет: он же заранее раскрыл карты с 33 богатырями из отряда Вагнера, предупредив, что любые протесты будет рассматривать как внешнее влияние зарубежных кукловодов, и иной интерпретации не будет.

Он, безусловно, знал о цифрах поддержки и без раздумий решил вгонять ситуацию в прокрустово ложе своей, казалось бы, шитой белыми нитками шпионской версии, когда он — патриот и хранитель страны, а противостоят ему враги Беларуси, скупившие на корню наивных и никчемных людишек, безработных и наркоманов. И какие доказательства не предъяви, что противостоят ему совсем не безработные и не наркоманы, а люди с проснувшимся гражданским правосознанием, он все равно будет настаивать, что противостоят ему внешние силы и отбросы общества. А так как бенефициары режима и его силовые структуры олицетворяют свои успехи именно с режимом Лукашенко, то никакого раскола элит он не боялся, и действительно, вся элита, в том числе гуманитарная, молчала 4 дня, пока что-то не щелкнуло, и многие увидели эту огромную трещину в фундаменте режима, и то, что Лукашенко уже не автократ, а какой-то сумасшедший генерал с опереточными аксельбантами, вроде Каддафи, и дни его сочтены. То, что протест поддержали рабочие, остановившие свои предприятия стало знаком превращения протестов в революцию, а Лукашенко в обреченного на поражение диктатора.

Конечно, он будет еще хитрить и сопротивляться, но магия его харизмы растаяла, растворилась в крови и криках пытаемых по его приказу людей, и этот фарш не провернуть назад. Еще вчера казалось, что сопротивляться чудовищной жестокости его ОМОНа и многократному перевесу, так сказать в живой силе и технике, то же самое, что школьнику драться с отборной шпаной. Но это до того, как образ режима Лукашенко не поменял цвет и смысл, став маленьким диктатором, сидящим на штыках.

Лукашенко представляется сегодня громоздким и неуклюжим монстром, явно потерявшим возможность на более тонкие приемы, на мелкую моторику политически тонких инструментов, делая акцент на прямолинейности и грубости своего тяжелого асфальтового катка, казалось бы, не готового остановиться, сколько бы крови он не пролил.

Конечно, революция еще не победила, еще на стороне Лукашенко, казалось бы, много возможностей для маневра, но главная опасность, поджидающая мирную революцию в Беларуси, в другом.  

Я бы отступил здесь на шаг назад и спросил, а что наделило Лукашенко такой чудовищной мощью, с которой сегодня сражается мужество и упорство протеста, демонстрируемое уже не первый день беларуским обществом? Как получилось, что общество уперлось в глыбу, в какой-то огромный каменный истукан власти, олицетворяемый в «батьке»?

Здесь и кроется самая главная опасность, поджидающее белорусское общество на пути успеха. Лукашенко не сбросила с парашюта Москва, не привезли на своих штыках враги из-за бугра, не внедрили под прикрытием сладких слов недоброжелатели Беларуси. Само беларуское общество сначала выбрало его среди многих других, а потом стало пестовать, наделяя его с первого дня манипуляторную и лукавую политику статусом почти полной поддержкой, отказывая в симпатии тем силам, которые практически сразу стали разоблачать лукашенковское лукавство и обман, но этот сладкий обман оказался слаще тьмы низких истин. Ничем здесь не отличаясь от русского соседа, почти одновременно пестовавшего своего брата по музам по судьбам, Путина питерского.

Позволю себе отступление. За 15 лет в Америке я встречал много беларусов. Приятные люди, улыбчивые, с близкой, скорой стеснительной улыбкой, улучшенный вариант русского типа хотя бы потому, что у беларуса понтов разительно меньше. Помню как познакомился на языковых курсах в Бруклинском университете, на факультете English as second language, с симпатичным беларуским пареньком из дружной семьи только что получивших грин-карту минчан, и почти во всех своих проявлениях очень приятным. Во всем, за исключением непререкаемой поддержки «батьки». И здесь он был кремень. Сколько ему ни говорили о том, что Лукашенко их дурачит, что он ловкий лжец, что путь, им выбранный тупиковый, в ответ я слышал примерно одно: он один противостоит системе. Он в целом мире один, который против. Какой системе? Здесь шла заминка, внятного ответа не было, но смысл был ясен: есть некоторая общая магистральная дорога с разбитой колеей, которую олицетворяют такие крупные страны как, например, США, а во всем мире им противостоит один Лука.

Я потом встречался и говорил с другими беларусами разного возраста, образования и социального статуса, со многими общаться было легко, но ни один из них ни разу не поддержал разговор с критикой Луки, — мягкие стеснительные улыбки, перевод беседы на другую тему, но критики Лукашенко я не встречал ни разу. Это не означает, что ее не было, но со мной это обсуждать никто не хотел.

Понятно, к чему это я. Сегодня проснувшееся беларуское общество сражается не только и не столько с Лукашенко, сколько с самим собой, потому что батька Лука, мощь этого полюса злой силы была создана никем иным как беларуским обществом. Четверть века критические замечания не поддерживались, а вот националистическая лесть, на которую был щедр Лука, его повадки советского хозяина, заботливого отца, воспринимались благожелательно и благодушно. И эта доброжелательность по отношению к набиравшему силу автократу, который вроде как в один момент превратился в жестокого тирана, — это иллюзия. Точно такая же, как полагать Путина ответственным за ту задницу, в которой находится Россия. Путин лишь маска на лице доминирующих тенденций российского общества, имперского, великодержавного и создавшего себе кумира, от которого теперь просто так, малой кровью не избавиться.

Да, беларуское общество, казалось бы, другое: никакого тебе великодержавия, никаких имперских иллюзий, полное отсутствие амбиций по управлению земным шаром и созданием ощущения, что мы как всегда вперед планеты всей. Но хитроумный автократ всегда найдет, что именно предложить в обмен на свободу: вполне социалистический паек, добываемый от торга со старшим братом и жестоким Западом, те самые операции обмена, которые всегда лежат на столе и не скрываются, кто бы ни был вашим партнером, Шикльгрубер, Путин или батька-Лука.

Сегодня беларусы как бы прозрели, они разочаровались в автократе, превратившемся в кровавого диктатора за 5 дней. Но желательно, чтобы прозрение включало в себя трезвость по отношению к себе, к своим близким и дальним, которые своим потворством, своей благосклонностью и любовью слепили этого монстра, теперь застряшего в узком горле: и ни туда, и ни сюда. Он такой громоздкий, такой жестокий и такой сильный, потому что именно вы напитали его силой, он есть ваш слепок, слепок заблуждений и ошибок.

Понятно, что протест начало новое молодое поколение, не чувствующее за собой ответственности за выбор родителей, которым что-то важное нравилось в Лукашенко, иначе ничего бы у него не получилось. Конечно, еще пару дней и присягать на верность бело-красной революцию начнут предприятиями и городами, но если не отрефлексировать причины, по которым беларуское общество полюбило Лукашенко, этого вполне советского, номенклатурного работника средней руки, революция сможет свергнуть Лукашенко, но не реализует те цели, которые еще предстоит сформулировать, хотя они и кажутся само собой разумеющимися. Как освободиться от магии совка, как изрыгнуть из себя его вместе со всей советской и постсоветской номенклатурой вместе со всей его клиентелой в виде гуманитарной и прочих элит. Если этого не будет сделано, беларуская революция воплотит то, что, увы, воплощали почти все цветные революцию – половинчатость, неоднозначность, нерешительность в отказе от какой-либо связи с совком и его тенями.

Конечно, важной угрозой остается Путин, да и вообще авторитарная Россия, которая в страшном сне видела революцию у самого мирного и преданного соседа, брата, так сказать, которым так удобно было управлять, пусть и через такого своенравного автократа, как Лукашенко. Для Путина происходящее в Минске совершенно неприемлемо. Еще вчера он, возможно, морщился от действий Лукашенко, но и понимал, что пролившему кровь Луке никуда не деться от тесных объятий старшего брата, путь в Европу закрыт, Лука, как пушкинский инвалид, сам впаял себе полосатым шлагбаумом в лоб. Но когда протесты переросли в так пугающую его цветную революцию, обрушив легитимность его вассала вместе с ненавистью от общества, все изменилось: он, безусловно, заседает в Кремле с советниками, выбирающими вариант подавления или обмана революции. Ведь русский брат смотрит все равно, как в зеркало, и видит свое непременное будущее, и Путину это неприятно и страшно, как будто кто-то заглянул ему в карты.

Так что не приветствовать, не поддерживать восстание против жестокой власти очень трудно, трудно не желать успеха обществу в его еще вчера казавшемся безнадежном деле. Но поддерживая то, что раньше называлось народным бунтом, стоит все равно задаваться вопросом: ху а ю, мистер Лукашенко? С какого Марса ты прилетел на наше картофельное поле? Кто слепил тебя, вдоволь полив мертвой водой и сэкономив на живой? Откуда твоя сила, твоя жестокость, твоя слепота и наивная наглая ложь, который ты не в состоянии стесняться, потому что давно убедился, что каждая твоя точка, каждая твоя черта, боговдохновенна? Кто твой Бог, кто твой Пигмалион, беларуская Галатея? За что нам все это? И пока белорусское общество не посмотрит на себя в зеркало, и не увидит ответ, шансов на то, что революция не обманет как всегда тех, кто есть ее плоть и кровь, не будет.

 

 

Персональный сайт Михаила Берга   |  Dr. Berg

 

 

© 2005-2020 Михаил Берг. Все права защищены   |   web-дизайн Sastasoft 2005 - разработка, поддержка и продвижение сайтов.