Выбрать страницу

Черный сентябрь президента Зеленского

Сентябрь 2023 оказался наполнен таким количеством болезненных и знаковых ударов по репутации президента Украины, что этому сложно не сказаться в дальнейшем на отношении к Украине и ее власти со стороны ее европейских и американских союзников.

Все началось 6 сентября с попадания ракеты в рынок Константиновки, из-за чего погибли 16 и ранены 33 жителя. Зеленский выступил с осуждением очередного преступления путинского режима и даже опубликовал видео прилета ракеты: по заявлениям украинской стороны — российской С-300. Знал ли он уже в этот момент, что ракета не российская, а украинская? Возможно, нет. Хотя украинские эксперты, сразу прибывшие на место трагедии, скорее всего, уже знали, но, предположительно, скрыли на первых порах эту информацию от президента.

Однако именно это видео позволило автору немецкого Bild Юлиану Репке и главе CIT Руслану Левиеву предположить, что ракета прилетела с украинской стороны и была, возможно, украинской. Это было воспринято как игра на кремлевской стороне и дискредитация Украины, советник президента Украины Михаил Подоляк на вопросы журналистов отвечал, что Украина не собирается расследовать происхождение ракеты, так как Украина не сомневается в ее российском происхождении. Хотя с высокой долей вероятности уже знал, что это не так.

Статья в Нью-Йорк Таймс с расследованием американских журналистов того, что ракета, поразившая рынок в Константиновке, скорее всего, была выпущена из украинского Бука и попала в Константиновку из-за неисправности, вышла 18 сентября в день прилета президента Зеленского в Америку для выступления в ООН, встречи с президентом США, Конгрессом и видными представителями правительства Байдена. Эта статья стала важным негативным фоном этого визита. И, одновременно, высветила принципиальную особенность реакции украинской власти на дискредитирующие их события, а именно – нежелание признавать очевидное, какие бы факты и аргументы не приводились.

В результате Зеленский так и не признал факт попадания в Константиновку украинской ракеты, просто перестал об этом говорить. Однако его аппарат и, прежде всего, советник Подоляк продолжал комментировать ситуацию с нарастающим раздражением. Так были высказаны предположения о сотрудничестве американских корреспондентов Нью-Йорк Таймс с Кремлем, журналистам угрожали лишением аккредитации и даже открытием против них уголовных дел. И это имело вполне прогнозируемую, резко отрицательную реакцию в американских и европейских общественных кругах, так как демонстрировало желание украинской власти затыкать рот журналистам, если они отстаивали версии, неприятные для нее.

За несколько дней до визита в интервью журналу The Economist президент Зеленский, возможно, на фоне критики за нежелание официально расследовать случай в Константиновке, а возможно из-за раздраженного психологического состояния накануне важного визита в США, позволил себе артикулировать угрозу, прежде всего, Европе. Мол, если помощь Украине в войне по отражению российской агрессии прекратится или решительно уменьшится, многочисленные вынужденные эмигранты из Украины, расположившиеся в Европе, а их несколько миллионов, могут стать силой, дестабилизирующей европейскую жизнь, так как не смогут смириться с поражением своей страны в войне с Россией. Заявление было ошибочным и с политической стороны, так как Европа не только помогала Украине в отражении российской агрессии оружием и деньгами, но и с моральной, ибо именно Европа разместила миллионы украинцев, которые бежали от войны и поселились в ряде стран Европы при поддержке правительств европейских стран и его населения.

Однако эта угроза выявляла давно замеченную наблюдателями сторону политики и позиционирования президента Украины, который интерпретировал эту войну не как войну путинского режима против Украины, а как борьбу Украины по защите от Путина всей Европы и даже всего мира. Предполагая, что Россия, если бы ей удалось победить Украину, на этом бы не остановилась и двинулась дальше, как Гитлер с его блицкригом.

Формально, это одна из возможных версий, трудно доказуемых, но не менее трудно опровергаемых, так как относится к разряду перфектологических предположений. Но для президента Зеленского именно такая интерпретация событий помогала активировать позу не просителя, благодарного за любую помощь со стороны, а лидера свободного мира, оказавшегося на линии соприкосновения с ползучей российской угрозой.

По крайней мере, ряд журналистов и политиков, критикуя такую позицию украинского президента, предположили, что Зеленский представляет себя реинкарнацией Черчилля, собирающего весь свободный мир на борьбу с российской угрозой.

Однако не практике это отзывалось высокомерной и требовательной интонацией при разговоре с европейскими и американскими политиками и чиновниками. Так, сообщая о получении первой партии американских танков Абрамс, Зеленский заявил, что благодарен за выполнение предварительных договоренностей. И это тут же было отмечено, как не благодарность за помощь, а умеренно вежливая констатация выполнения американской стороной своих обязательств по союзническому отражению путинской агрессии.

Все это в той или иной мере не могло не отразиться на визите Зеленского в США, где, помимо выступления в ООН и на заседании Совбеза ООН, должно было состояться его выступление перед заседанием Конгресса, совместного заседания Сената и Палаты представителей, однако из-за позиции республиканцев и, прежде всего, главы большинства в Палате представителей Кевина Маккарти, очень важное выступление Зеленского не состоялась, а было заменено рядом встреч с демократическими и республиканскими политиками отдельно. Причем Маккарти заранее предупредил, что не уверен, что республиканцы смогут одобрить следующий транш денежной помощи Украине, а при встрече с президентом Зеленским обязательно поставит перед ним вопрос о необходимости отчитаться за заранее полученные суммы (республиканцы традиционно критикуют практику предоставления Украине так называемых пустых чеков, то есть выделения денег с возможностью самой украинской власти решать, на что их тратить, а также и украинскую коррупцию, размеры которой республиканцы, возможно, преувеличивают, а демократы преуменьшают). Также Маккарти потребовал представить ему план украинского наступления в рамках принципиального расхождения американских военных советников, настоятельно рекомендовавшим ВСУ сконцентрироваться на прорыве российской обороны по направлению на Токмак, а не пытаться одновременно наступать на Бахмут, оборону которого еще до попыток наступления слишком обескровили украинские вооруженные силы, израсходовав часть важных резервов, необходимых для прорыва российской обороны. Однако именно Зеленский отстаивал необходимость всячески противостоять российскому наступлению на Бахмут, неправильно оценивая его значения для хода войны. Что опять же проявило переоценку Зеленским своих полководческих талантов и подтвердило морально понятное, но в военном смысле ошибочное нежелание отступать где бы то ни было, хотя это и приводило к ослаблению собственных вооруженных сил.

Среди других ошибок сентября нельзя не упомянуть непонятное ожесточение в споре с Польшей по поводу украинского зерна, которое демпинговало цены на зерно польских фермеров и, ввиду предстоящих выборов, заставило польское правительство (наряду с правительствами Венгрии и Словакии) временно запретить экспорт украинского зерна. Это привело к эмоциональной реакции Зеленского, пригрозившего Польше иском через ВТО и другими акциями, в том числе упреками Польше с трибуны ООН. Если иметь в виду, что Польша – одна из главных на фронте поддержки Украины, предоставившая свою территорию для более миллиона украинских беженцев и создавшая на своей земле хаб для снабжения Украины вооружением, поступающим от американских и европейских союзников Украины, то ожесточенная реакция Украины и Зеленского на временный запрет продажи украинского зерна на территории Польши выглядели неразумным. Но не только, атака на верного союзника одновременно подчеркивала уже многократно проявлявшийся сбой в характере украинского президента, не терпящего критики и возражений, а также требующего признать за собой статус политика, спасающего мира от российской угрозы.

Понятно желание Зеленского продлить свою роль мужественного руководителя страны, подвергнувшейся агрессии со стороны своего большего соседа, на все стороны своей политики. Тот ореол спасителя нации, который приобрел Зеленский, не покинувший Киев при приближении российских войск (несмотря на советы американских и европейских советников), он захотел превратить в долгоиграющую пластинку с гимнами в честь его мужества и политических талантов. Хотя независимые наблюдатели сетовали на то, что Зеленский не подготовил армию к наступлению путинских войск, несмотря на многочисленные предупреждения американской разведки и американских политиков. И то, что он пытается найти виновников сдачи Херсона и других поражений на Юге среди большого числа своих чиновников, не исключая очень популярного в стране главкома ВСУ Валерия Залужного, говорит о его потребности отвести от себя даже тень вины за военные и политические просчеты.

Однако несомненно важным ударом по репутации Зеленского стало его чествование в канадском парламенте, куда он поехал по завершению далекого от триумфальных коннотаций американского визита. Вряд ли есть доля участия Зеленского в той ошибке, которую допустило канадское руководство и, в частности, спикер палаты общин Канады Энтони Рота, пригласившего на чествование Зеленского бывшего эсэсовца, воевавшего в составе СС «Галичина» Ярослава Гунько. Последний был представлен как герой, воевавший за Украину против российских войск во второй мировой войне, и, конечно, Зеленскому было понятно, что речь идет о вооруженных силах Германии или ее союзников, так как никто другой во второй мировой войне на стороне противников СССР не воевал. Разразившийся после этого скандал, в результате которого всю полноту ответственности на себя взял спикер палаты общин, после чего ушел в отставку. Но Зеленский вместе со всем залом стоя аплодировал бывшему эсэсовцу, и, конечно, был моментально поставлен в известность о своей невольной ошибке.

Однако несмотря на многочисленные извинения со стороны канадского премьер-министраДжастина Трюдо и других официальных лиц, извинений от самого Зеленского не последовало, хотя после события прошло больше недели. Без сомнения эта ситуация бросает тень на Зеленского, ибо допускать ошибки могут все, но признавать их обязаны, прежде всего, ответственные политики, так как они олицетворяют не только себя, но и возглавляемую ими страну. Отказ от извинений или объяснений своего участия в совместном чествовании эсэсовца (Михаил Подоляк уже заявил, что после отставки спикера Рота и извинений Трюдо никаких больше действий от украинской власти не требуется) лишь в очередной раз подчеркивает, что украинский президент не умеет извиняться. Кажется, он хочет быть огражденным от необходимости признания каких-либо ошибок или неточностей, отстаивает что-то похожее на непогрешимость и полагает, что умолчание – лучший способ ответа на справедливую критику.

И здесь стоит отметить, что такой способ позиционирования, более подходящий для вождей религиозных движений, чем для лидера демократической страны, обнаруживает серьезные проблемы для его функционирования как президента. Потому что все эти провалы и удары по репутации, из которых мы выделили только те, что пришлись на сентябрь 2023, это не только удары по его престижу, но и по престижу и репутации страны.

Примерно понято, почему с таким трудом Зеленскому даются простые слова благодарности, и даже их он пытается облечь в форму одобрения не за помощь, а за поддержку в рамках союзнических обязательств. Естественно, Зеленскому хотелось бы быть не руководителем одной из самых бедных стран в Европе с самым высоким уровнем коррупции, а заоблачной вершиной форпоста демократической коалиции, противостоящей имперским потугам своего агрессивного соседа. И Зеленский, возможно, правильно прочитывает ожидания доминирующих страт в своем обществе, которое, особо в войне с более сильным противником, нуждается в психологической поддержке. И благодарно Зеленскому, предоставлявшего своему обществу возможность гордиться своей ролью спасителя Европы и мира, даже если в этом есть доля преувеличения.

Однако по сообщениям, которые невозможно подтвердить из независимых источников, рейтинг поддержки Зеленского упал за последнее время примерно на 20 процентов, а рейтинг неодобрения на фоне усталости от войны, напротив, возрос. Что ставит под сомнение его возможность легкого переизбрания, если украинская власть решит проводить выборы во время войны.

Влияет ли это на акцентируемую горделивость в поведении украинского лидера, сказать сложно, так как никаких открытых социологических опросов во время войны в Украине не проводится, а тайные соцопросы, если и имеют место, становятся источником обсуждения в очень узком кругу политического руководства страны.

Как это может повлиять на Украину и поддержку ее в войне против Путина? В краткосрочной перспективе почти никак, так как поддержка Украины соответствует геополитическим интересам Америки и Европы в плане ослабления агрессивного путинского режима. И то, что Украина воюет более чем полтора года и наносит России чувствительные удары, без сомнения, в интересах украинских союзников во всем мире. И никакие примеры неблагодарности, неуместных угроз (типа мобилизовать украинских беженцев в Европе для дестабилизации ее в случае прекращения военной поддержки Украины), другие примеры более чем спорного поведения украинского президента не могут отменить тот факт, что война с путинским режимом выгодна геополитическим противникам России.

Однако правительства этих союзников Украины – демократически избраны и зависят от градуса поддержки в своих обществах. И угрозы авторитетным журналистам за сделанную ими журналистскую работу, желание заткнуть рот любым критикам (это речь о тех, кто практически не зависит от украинской власти, но можно подозревать, как эта власть подавляет критику внутри страны), без сомнения, влияет на отношение к Зеленскому и Украине. И рано или поздно проявит себя.

Странно, что это не понимает сам Зеленский и его окружение, но они упорно отстаивают собственную непогрешимость и тот вариант войны с Россией, который более всего похож на тотальную войну. То есть войну не между соседями и близкими народами за спорные территории, а войну между силами, олицетворяющими Зло как Россия, и Добро как Украина. Возможно, именно такая теологическая интерпретация войны (не за территории или даже свободу), а за уничтожение сил Зла, которых не остановить иначе, как уничтожив на корню. И, возможно, отсюда растут ноги убеждения в собственной непогрешимости, ибо она следствие перелицовки спора с агрессивным соседом в этическое противостояние, в котором у Зла не может быть мраморных прожилок добра, и у Добра не может быть теней.

Именно эту версию тотальной войны со Злом правительство Зеленского продвигает, занимаясь отслеживанием любой критики, любого сомнения, особенно, если оно исходит от граждан агрессивной России или просто носителей русского языка. Понятно, что такой вид национализма, психологически понятный в условиях войны, но политически ошибочный в долгой перспективе, может импонировать тем слоям украинского общества, которые в рамках непрекращающейся конкуренции особенно фундированы националистическим снобизмом, без сомнением чреват нарастающим разочарованием в обществах стран, поддерживающих Украину в Европе и Америке.

Выбирая вроде как легкий путь отстаивания непогрешимости и отказа от принятия ответственности за любые ошибки своего правительства, Зеленский не только ставит на кон свою репутацию, но и символическое представление о возглавляемой им стране, делая почти непрерывные подарки пропаганде Путина.

Понятно, что пока американское правительство поддерживает Украину, а это связано с тем, что Байден использует войну в Украине и ее поддержку как один из тезисов оправдания своей политики в преддверии выборов президента, все многочисленные просчеты Зеленского просто накапливаются вместе с растущим недоумением в американском и европейском обществах. Но рано или поздно под давлением обстоятельств в собственной политике неизбежно возникнет желание остановить войну, раз ее выиграть Украине не удается, и, скорее всего, заморозить конфликт. И тогда все ошибки президента Зеленского и его окружения сыграют свою игру, и в этой игре сентябрь 2023 года, возможно, получит статус черного сентября, радикально изменившего отношение к Зеленскому и Украине, которое уже не исправить.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Персональный сайт Михаила Берга   |   Dr. Berg

© 2005-2024 Михаил Берг. Все права защищены   |   web-дизайн Sastasoft ©2005