Вы здесь

Еврейский нацизм

Facebook

Этот текст я не смог опубликовать ни в одном нашем бесстрашном и бесцензурном российском либеральном издании, из чего делаю прямоходящий вывод, что редакции наших либеральных изданий согласны не со мной, а с героем (героями) моей статьи, а именно с расистами-евреями, которых, как я знал, полно в Америке и Израиле. Но, как вижу, не только. Что может быть более разочаровывающим безрадостного открытия, что национальная и корпоративная солидарность даже в интеллигентной среде оказывается выше представлений о профессиональном долге и честности? Вполне, надо сказать, элементарной. Сказать, что это прискорбно для российской либеральной общественности, не сказать ничего. Отказываться от осуждения расистских выходок означает только одно: молчаливое (или стыдливое), но все равно постыдное согласие с ними. Поэтому я посвящаю свой текст тем либералам одной со мной национальности, которые не нашли возможности осудить еврейский расизм.

                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                           Пока либеральные СМИ (а куда еще мне обращаться) водили меня за нас, я свой текст пытался наводить на резкость времени, чтобы не так быстро старел. То есть, периодически стирая месячную пыль, отредактировал несколько фрагментов. В частности, снял список имен тех либералов, к которым я обращался, посчитав, что персонификация только сужает вопрос. Но смысл моего обращения остался тем же: почему вы молчите, друзья? Ведь только представьте себе, что видный деятель интернета назвал бы евреев «пархатыми жидами и зверьем». Чтобы он помечтал вслух: как было бы хорошо, если бы «евреи поубивали бы друг друга – насколько в мире очистилась бы атмосфера»? Был бы у таких слов «срок давности», нашлись бы СМИ, которые бы отказались дать отпор наглому антисемиту? А здесь... 

Еврейский нацизм

«Для разнообразия позвольте представить откровенного нациста из евреев. Хоть он и не единственный такой, но пока большинство евреев в Израиле, в Америке и в России стесняются таких взглядов». Так в своей заметке в фейсбуке написал знаменитый Павел Литвинов, если кто забыл или не знает -  один из участников «Демонстрации семерых» на Красной площади (против ввода советских войск в Чехословакию в далеком, но незабытом 1968).

Это уточнение по поводу биографии Павла Литвинова приведено мною, конечно, неслучайно и имеет прямое отношение к дальнейшему. У Павла Литвинова не просто репутация одного из старейших и заслуженных диссидентов, он пошел в советские лагеря, символически отстаивая права другого народа на то, что другие называют высоким словом «свобода». Именно поэтому его высказывание обладает особым значением, и не позволяет пропустить его, как многие, кажется, пропустили.

Итак, в заметке Павла Литвинова всего два предложения, я их уже привел. Далее в ней следует ссылка на публикацию Антона Носика на сайте «Эхо Москвы», в которой он (Носик) утверждает, что сирийцы «все в одинаковой степени враждебное зверьё». Утверждает не впервые, свои расистские высказывания Носик повторил на самом деле трижды, сначала опубликовав в своем ЖЖ пост, впоследствии названный Гарри Каспаровым безобразным (Каспаров справедливо отметил, что это высказывание не что иное, как «взгляд на арабов "сквозь прицел снайперской израильской винтовки"»). Андрей Пионтковский приравнял сказанное к фашизму. А вот и сама цитата: «До сих пор сирийцам прекрасно удавалось убивать друг друга без посторонней помощи — им в этом не нужно ни помогать, ни мешать. Рано или поздно в Сирии закончатся либо патроны, либо люди — и победит дружба». Потом Носик ответил грязными оскорблениями Каспарову и усилил нацистскую составляющую своих речей.  «Для меня Сирия — это вражеская территория, и чем им там хуже, тем нам лучше. Я — гордый еврей, и мне нет никаких причин делить сирийцев на «хороших» ваххабитов и «плохих» алавитов. Они мне все в одинаковой степени враждебное зверьё. Пусть убивают друг друга на здоровье, лишь бы эта гражданская война не оставляла им денег на финансирование терактов «Хизбаллы», ХАМАСа и прочих сателлитов режима Асада. Чем дольше длится эта патовая ситуация с гражданской войной, тем лучше для Израиля». Но и на этом не остановился, опубликовав третье пояснение, которое я уже цитировал.

Казалось бы, мало ли в России мракобесов и расистов разной национальности? Да тот же Павел Литвинов говорит о том, что Носик – не единственный еврей-нацист, есть и другие. Но эти другие, в основном, стесняются говорить так откровенно (обратите внимание на многозначительное «пока» в заметке Литвинова), а вот Носик не испугался. Мой опыт общения с российскими эмигрантами в Америке только подтверждает сказанное Литвиновым, там расист на расисте сидит и расистом погоняет; но вот в рамках русской культуры – высказывания Носика настолько уникальны (хотя и симптоматичны), что об этом стоит поговорить подробнее.

Я, кстати говоря, уже откликался на это откровенное мракобесие, обратив внимание на два обстоятельства: что Носик – не просто видный деятель Рунета, но и известный либерал, сторонник Навального. И что в среде ярких сторонников Навального расистское высказывание Носика не первое, хотя и наиболее откровенное. В этой же публикации я призвал либералов, поддерживающих Навального, откликнуться, выразить свое отношение к проявлению Носиком исламофобии (ведь, в конце концов, со скандальным заявлением выступил их видный соратник). Но откликов так и не получил. А ведь это, как мне кажется, неправильно. Вот российский прокурор оскорбил Илью Фарбера, предположив, что человек по фамилии Фарбер не может бескорыстно помогать русскому селу. И в ответ многие либералы, в том числе евреи по национальности, справедливо осудили прокурора и российский суд за откровенный антисемитизм. Хорошо, а когда еврей и ксенофоб в свою очередь оскорбляет другой народ по такому же национальному признаку? Почему это не встречают возгласами негодования и осуждения? Потому что он сам еврей и поэтому защищен от критики?

То, что избирательная мэрская кампания привела к росту национализма и ксенофобии и, по сути, стала прикрытием для них, писали уже видные российские правозащитники в обращении с красноречивым названием: «Почему вы молчите?» Обращение адресовано «представителям российской интеллигенции»; и в нем сквозит, я бы сказал, отчаянье. В русской истории быть националистом всегда считалось постыдным. Только маргиналы из Охотного ряда или из «Союза Михаила Архангела» могли позволить себе без урона для репутации поддерживать мракобесные призывы. Сегодня в России поддерживать националистов стало не позорно и представителям интеллигенции. И здесь национальность не имеет значения. То есть великорусская, чеченская или еврейская исключительность – одинаково отвратительны.

Но высказывание Носика выделяется даже на этом фоне. Назвать «зверьем» целый народ, радоваться тому, что люди убивают друг друга – для русской культуры это, пожалуй, ноу-хау. Именно поэтому я уточню свое обращение и сделаю его более адресным и прицельным. Среди поддерживающих Навального много моих друзей, приятелей и знакомых, просто известных людей, кому вряд ли понравились расистские высказывания Носика. Лев Рубинштейн, Виктор Шендерович, Сергей Пархоменко, Дмитрий Быков, Борис Акунин и другие! Не кажется ли вам, что пришла пора сказать, что вы думаете по поводу нацистского выпада вашего соратника? Ведь он, красуясь своей смелостью, заявлял о своей ксенофобии многократно. И если вы промолчите, это будет означать только одно – молчаливое одобрение.  На вас равняются многие российские интеллигенты, в том числе наши бывшие соотечественники, в том числе – «евреи в Израиле, в Америке и в России». Остановите распространение ксенофобии, вашего слова ждут многие. Чтобы «пока» в заметке Павла Литвинова (кстати сказать, поклонника Навального) не превратилось в приговор.