Выбрать страницу

Горгона Медуза

Публикация Медузой расследования о возможной причастности фигурантов пензенского дела Сети к двойному убийству и торговле наркотиками ожидаемо стала скандальной. Медуза предполагала такую реакцию, поэтому попыталась подстраховаться и опубликовала пояснениек своей публикации, подав дуплетом два текста, что все равно мало кого устроило.

Если говорить о художественном впечатлении (а оно, возможно, самое близкое к телу), то более всего расследование Медузы похоже на пропагандистский исторический блокбастер по памятным местам Мединского «Союз спасения». На первый взгляд, все как бы в порядке, в том смысле, что есть сюжет, есть костюмная драма, есть даже любовная линия, взятая на прокат у индийской мыльной оперы, типа рукав восточного халата, пришитый к мундиру с эполетами белыми нитками. И, естественно, политическая аргументация дискредитируемой стороныпочти не представлена и заменена репликами о необходимости пройти через кровь к свободе, что подкреплено парой эпизодов с необъяснимой кровожадностью и выстрелами в спину. А вот позиция второй стороны, государства нашего родного и вечного как Кощей, разрабатывающая версию классика о бунте бессмысленном и беспощадном, полна исторической грусти и человеческого переживания.

Хотя если кому-то публикация Медузы покажется вариацией на тему «Бесов» и истории убийства Нечаевым и его группой случайно попавшего в их орбиту студента, то и тут совпадений немало: замените исторические декорации, и дискредитирующее революционеров убийство восстанет, как русский Лазарь в полный рост из гроба.

Но придержим художественное восприятие.

Аргументация критиков, считающих, что Медуза похоронила свою репутацию, понятна тем, кто это расследование прочел. Текст Медузы действительно не просто сырой и небрежный, в нем не только нарушены многие из принципов жанра расследования в журналистике, отсутствуют мнения авторитетных экспертов (взгляд со стороны), не предоставлена возможность объяснения своей позиции второй стороне (революционеры, как и народ у Пушкина, безмолвствуют); текст расследования, иногда похожий еще и на пародию из черновиков Сорокина, состоит из довольно-таки хаотично представленной стенограммы мнений нескольких зашифрованных персонажей, что позволило многим критикам посчитать, что Медуза под видом расследования обнародовала то, что называется сливом информации от спецслужб.

Резоны самих спецслужб в этой ситуации, казалось бы, понятны: сбить волну общественного возмущения по поводу жестоких пыток приговоренных к срокам по меркам Вышинского пензенским анархистам, которые были осуждены только за какие-то разговоры, не более того. Доказательств нет, но подпортить репутацию анархистам можно, ткнув их носом в откровенную нечаевщину, надо только найти СМИ, которому либеральная общественность сможет поверить хотя бы на первые пять минут.

Другой мотив для публикации: голоса, разоблачающие группу Сети — конкуренты, недовольные пензенскими анархистами по идейным или/и личным мотивам. Но эта версия не исключает первую, а лишь дает возможность изданию для более эшелонированного оправдания: мы не просто легли под власть, дабы разрушить репутацию потенциальных революционеров, мы дали возможность высказаться тем, кто критикует Сеть изнутри, так как лучше их знает.

Конечно, в Медузе сидят совсем не идиоты, поэтому текст слива/разоблачения на скорую руку причесан, приготовлен для защиты: есть отчетливые вкрапления с осуждением пыток, в случае дальнейших нападок, редакция сможет раскрыть настоящие имена своих источников, к этому все готово. Но это ничего уже не меняет: если перед публикой не сделанные по выкройке пламенных революционеров Рахметовы нового типа из гордого города Пенза, а жалкие самовлюбленные торговцы дурью из провинции, то идти за них на дубинки космонавтов или в одиночные пикеты вряд ли кто захочет. В этом смысле партия Медузы уже сыграна, зубную пасту не втолкнуть обратно в тюбик с надписью «Хвоя лесная».

Среди множества предположений и гаданий на кофейной гуще о том, что послужило причиной дискредитирующего репутацию СМИ поступкаМедузы, есть вопросы о том, кому, собственно говоря, принадлежит Медуза с ее вышедшим из шинели Ленты коллективом несгибаемой госпожи Тимченко. И при всем облаке слухов о том, что контрольный пакет Медузы принадлежит Чемезову (напрямую или через вторые руки), мол, от Чемезова и пришло требование опубликовать чекистский слив, вопрос о собственности резонен.

Российской общественности неизвестны собственники и инвесторы оппозиционной журналистики, эта тайна скрывается куда более тщательно, чем проблема собственности в СМИ провластных. Аргументы тех, кто считает невозможным и неприличным настаивать на раскрытии финансовой структуры смелых СМИ понятны: мол, нельзя подвергать опасности тех, кто, рискуя последней рубашкой, помогает пробиться лучу света в темном путинском царстве. Но, возможно, все и проще, и оппозиционные СМИ, как и либеральные, типа Коммерсанта или Новой газеты, также принадлежат путинским олигархам, разве что играют на другой стороне, создавая иллюзию полифонического многоголосия, столь важную для международной репутации авторитарного режима.

Ведь если раскрыть имена собственников, может оказаться, что туча приличного народа работает на путинских теневиков, делая вид, что работает на себя и несчастное наше общество малохольное.

Станет ли казус с Медузой началом разоблачения игры российских спецслужб? Вряд ли, в этом мало кто заинтересован из числа критиков режима: Медуза будет подвергнута временному карантину на пару недель, но когда пик эпидемии общественного коронавируса пройдет, температура станет нормальной, и все вернется на круги своя. Писатели будут пописывать, а читатели почитывать.

 

 

Персональный сайт Михаила Берга   

 

 

 

 

 

© 2005-2020 Михаил Берг. Все права защищены   |   web-дизайн Sastasoft 2005 - разработка, поддержка и продвижение сайтов.