Вы здесь

Женщина как таковая: Хиллари Клинтон

© Дело, 2007

Оригинал текста: http://www.idelo.ru/463/19.html

Миф, на который ловит (и будет ловить) своих избирателей бывшая первая леди, а ныне сенатор от штата Нью-Йорк Хиллари Родам Клинтон (Hillary Rodham Clinton), кажется банальным и затрепанным, но на самом деле он никак не менее громокипящий, чем у Рудольфа Джулиани.
Конечно, быть американским героем - значит, делиться потенциальным героизмом со всеми, кто тебя поддерживает. Но что на самом деле сильнее силы и действеннее подвига? Слабость, причем не любая, а та, что на совести у всего общества, которое эксплуатировало эту слабость много веков подряд, пока не накопило в себе достаточно сил, чтобы взглянуть правде в глаза.
Какой правде? Да той, что женщина - любая женщина - объект эксплуатации в мире (любом, практически любом), что женщина - угнетаемое меньшинство, угнетаемое не только сексуально, но и социально. Что логика развития эмансипации состоит в том, что все долги надо отдавать. И первый, кому общество должно их отдавать (может быть, наравне с любым национальным меньшинством), это женщина как таковая. А ведь именно женщину как таковую Хиллари Клинтон олицетворяет с первых своих шагов на политической арене.

Комсомолка, спортсменка, красавица
Ее политическая активность началась задолго до знакомства с будущим президентом. Родившись 26 октября 1947 г. в Чикаго в семье менеджера текстильной промышленности и домохозяйки, она уже школьницей соответствовала знаменитой триаде из культового советского кинофильма Кавказская пленница: комсомолка, спортсменка, красавица.
Конечно, по поводу женской красоты у каждого свои резоны, но свежесть и юность красят любую. Так или иначе, она слыла не последней на спортивной арене и была общественницей уже в самые юные годы. Более того, в 16 лет Хиллари принимала посильное участие в предвыборной кампании республиканца с говорящим для каждого русского уха именем Барри Голдуотер. А учась в Велесли-колледже, она возглавила студенческую организацию республиканцев.
Казалось бы, выбор сделан. Но Хиллари (тогда еще не Клинтон, а Родам) никогда бы не стала первым реальным кандидатом-женщиной на пост президента Соединенных Штатов, если бы не обладала тонким чутьем на все то новое, что меняло на глазах политическую и социальную структуры Америки. И изменило до такой степени, что женщина - кандидат в президенты - уже никого особо не удивляет.
Так или иначе, в знаменитом 1968 г. во время бунта студентов и хиппи, в разгар протестов против вьетнамской войны и моды на песни Джимми Моррисона, сразу после трагической смерти Мартина Лютера Кинга, с которым она лично встречалась еще шесть лет назад, Хиллари порывает с республиканцами и присоединяется к демократам, которые выступают в защиту национальных меньшинств, защищают почти все то, что репрессирует официальная американская культура.
И вообще, в воздухе пахнет революцией, оказавшейся, увы, ложной, как ложной бывают весна или любовь. Но тогда же совершенно естественно начинает формироваться ее политический пакет, который с тех пор практически не изменился и сегодня кажется чуть ли не банальным и очевидным, если иметь в виду, что в качестве дипломированного юриста она защищает права детей и семьи. Брак в 1975 г. с Биллом Клинтоном, которого, по мнению ряда пристрастных наблюдателей, именно Хиллари привела сначала к губернаторству в Арканзасе, а затем и в Белый дом, был важной ступенью понимания ею себя как политика и женщины. И, конечно, этот брак был ее собственным возвышением. Леди, первая леди.

Быть женщиной - великий шаг
В России не любят таких женщин. Каких только прозвищ им не придумано. Мужеподобная. Синий чулок. Конь с яйцами... Хотя на самом деле Хиллари совсем не синий чулок, далеко не мужеподобная и уж точно не конь. Но в любом случае Россия - страна во многом патриархальная, и женщина-президент не скоро появится на нашем политическом небосклоне. Скорее уж, появится президент-еврей, что почти также невероятно в нынешней ситуации ксенофобии и патриотизма. Да и в любой другой тоже. А вот готова ли Америка к тому, чтобы подчиняться женщине и представитель репрессированного меньшинства стал обладателем всей полноты власти в стране, этим интересным вопросом беременна нынешняя избирательная кампания, без сомнения важная для всей последующей американской истории.
На кону испытание для главных американских политических и социальных мифов. И совершенно не случайно мифам мужественного американского героизма, защитника слабых и угнетенных, а также сильных и честных (что в Америке одно и то же) противостоит миф ущемленной женской гордости. Если бы и не было французского поцелуя в исполнении Моники Левински (хотел бы обойтись без него, но как?), его следовало бы выдумать. Как следовало выдумать черта из чернильницы Лютера - не Мартина Лютера Кинга, а Лютера первого, от которого пошло-поехало лютеранство.
Даже те, кто не одобрял слишком настырное присутствие Хиллари в политике мужа-президента, стали сочувствовать обиженной и оскорбленной жене. А так как она повела себя достойно - как хорошая жена и мать, решившая в любом случае сохранить семью и репутацию мужу (насколько это было, конечно, возможно), - ее образ, как яблочко, только налился мифическим содержанием и уже нешуточной женской силой.
Даже если это кому-то не нравится (а то, что нравится одним, всегда не нравится другим), за повышением роли женщины в истории - историческая судьба. Сам комплекс идей - эмансипация, суфражизм, феминизм, борьба против дискриминации - не козни проклятых баб, а одна из непременных политических линий свободы, как она стала пониматься в новое время, после первой французской революции. Если не отказываться от идеи свободы в принципе (способов же отказа тоже немало), логика ее воплощения уже не может избежать справедливого, но запоздалого воздаяния и возмещения тем, кто вовремя не испил из этой чаши. То есть репрессированным меньшинствам. И пока они не получат власть - пусть на время, но власть настоящую, нешуточную, - партия свободы не будет сыграна на том регистре, который называется современная история. Значит, вопрос только один: дозрело или нет?

Остановись, мгновенье!
Хиллари Клинтон это прекрасно понимает. У нее филигранно-тонкая социальная программа, тем более что она занималась ею всю свою политическую жизнь. Она - за полное медицинское обеспечение всех детей в США. Она - за реконструкцию бесплатных школ (особенно востребованных для необеспеченных и для национальных меньшинств). И в духе времени она за развитие широкополосного доступа в интернет в проблемных районах.
Она за то, чтобы США, в политике которых слишком очевиден олигархический крен, вернули себе титул страны с равными возможностями. Иначе говоря, каждый человек должен иметь право на получение информации, каждый ребенок должен быть защищен, а каждый гражданин США должен иметь равные возможности в своем развитии. Демократка, общественница, настоящая женщина.
Даже когда формулируешь эти тезисы в рамках одного абзаца, кажется, что они переливают перламутром, то есть не имеют точных границ, переходят из одного в другое - из детства в информацию, из доступной медицины в доступное образование и интернет, но это не имеет большого значения. Тезисы переливают перламутром, потому что им тесно. А им тесно, потому что в колчане амазонки нет ничего лишнего, только то, что играет на руку мифу о репрессированной вечной женственности в эпоху олигархического капитализма.
Нет ничего лишнего? Я оговорился. Лишнее есть, даже чересчур лишнее. Но не в программе. А, так сказать, в жизни и судьбе. И это лишнее - ее товарищ по демократической партии, первый реальный кандидат афроамериканец и сенатор от штата Иллинойс Барак Обама. Его миф работает настолько плотно на ее территории, что лучше бы он был врагом - республиканцем, патриотом из военно-оборонной обоймы. Потому что вдвоем здесь тесно.
И именно поэтому, а также памятуя об интернациональной поговорке: На Бога надейся, а сам не плошай, предполагаемый предвыборный бюджет Хиллари Клинтон может в этот раз превысить абсолютный рекорд в один миллиард долларов. Деньги же в Америке просто так не дают.
Конечно, если верить прогнозам, Хиллари является первой среди равных, а говоря на правильном языке, абсолютным лидером среди кандидатов в президенты от Демократической партии. Ведь, согласно результатам опроса, проведенного респектабельным The Time, если бы выборы состоялись сегодня, почти 40% респондентов проголосовали бы за бывшую первую леди, тогда как за ее соперника - сенатора Барака Обаму - лишь 21%. Более того, о том, что делала на своем политическом поприще Хиллари, знают 94% опрошенных, а вот чем занимался в своем штате сенатор Обама, знают в три раза меньше.
И все бы так, кабы жизнь могла застыть на месте, как прекрасное мгновение у Гете, но она не стоит, а двигается и меняется. И чем она обернется через полтора года, известно лишь политическому Богу. Если он, конечно, есть. А нет - так судьбе-злодейке, у которой не случайно изменчивое женское лицо.