Вы здесь

Игра в будущее по-американски


Гардиан  назвала ФБР Трамплэндом. Типа не продохнуть от сторонников Трампа, как в бане. То же самое можно сказать о полиции. Через множество голливудских фильмов гуляет одна и та же шутка, вызывающая обычно хохот: чего никогда не сделает американская полиция? Не проголосует за демократов.

Тут стоит обратить внимание на одно кажущееся противоречие: в полиции работают люди небогатые, зарплаты у них низкие, а республиканцы – партия интересантов супербогатых. Казалось бы, где ты, где я. Но это-то и есть высший политический пилотаж: заставить бедных голосовать и вообще жилы рвать за чужие интересы.

Понятно, что здесь нет ничего принципиально удивительного. Наши бывшие соотечественники в подавляющем большинстве голосуют за Трампа, а ведь среди них немало пенсионеров. В то время как Трамп грозится уменьшить социальные выплаты, расходы на социальную медицину. То есть получается, что люди голосуют против своих интересов. Запросто.

В случае с нашими соотечественниками есть хотя бы факультативное объяснение: среди русскоязычных ура-патриотов Израиля, до Израиля не доехавших и поэтому комплексующих, распространено мнение, что Трамп будет поддерживать Израиль и беленьким, и черненьким. А вот демократы всегда лезут со своими правами человека, как дантист в рот с бормашиной: требуют заключить мир с Палестиной и отдать оккупированные территории, к которым в Израиле привыкли как к своим.

Но о том, что и здесь все не так просто, свидетельствует неразрешимый парадокс : американские евреи и другие иммигранты (то есть иммигранты новые, свежие) традиционно голосуют за демократов. Их защитников.

Но в том и дело, что выборы (в данном случае американские) показывают, как далеко ушла идея представительства от идеи партии. Можно голосовать за партию, которая совсем даже не представляет  ваших интересов, по крайней мере, материальных. Но – об этом говорится меньше – зато представляет интересы символические (ловите рифму «розы»). То есть активируют ваши символические ценности, которые из разряда ценностей для неудачников, ценностей маргинальных  превращаются в ценности мейнстрима, ценности, по поводу которых все говорят и спорят. Прямо в усталые глаза.

И это, на самом деле, важно, важно, чтобы хоть кто-то, хоть Трамп в ступе, хоть музыка в городском саду подтвердили бы нашу/вашу правоту.

Ведь как мы живём? А живём-то плохо и грустно, потому что правильность наших воззрений (а у нас, советских, своя гордость) никто в массовом порядке не собирается тут поддерживать. И поэтому на этот наш гордый статус белой вороны всем с высокой горки начхать, никому он не интересен, никто не собирается широко открывать рот от удивления, чтобы у нас появилось возможность сказать покровительственно: закрой рот, дура, я все сказал.

Дуры и той подчас нет, а если есть, то она совсем не в настроении открывать рот. А если откроет, то ничего нового не услышишь. И вот тут кто-то, какой-то парень с прической, похожей на рыжую кепку-аэродром, которую приклеили к лысому черепу, даёт нам понять, что он на нашей стороне. На самом деле он ничего такого нам не дает, он просто валит в одну канаву всю популистскую лабуду. Но среди подгнивших  листьев этой лабуды есть что-то похожее на скомканные и разжалованные в рядовые наши убеждения. Если мы их узнали в таком непрезентабельном виде, значит, запали они нам в душу, и просто так мы их не отдадим.

Это тот как раз случай, когда обмануть меня не трудно, я сам ищу того, кто будет репрезентировать что-то похожее на наши сокровенные желания.

В таком сумбурном виде и представляется нам политик, словно последний вымученный довод спора с самим собой и теми, кто за целую жизнь не удосужился нас понять. И здесь Трамп от Берлускони, Саркози, Володимира Володимировича и Эрдогана не шибко отличается. Только вышивкой.

Конечно, в определённом смысле любые выборы похожи на деревенскую свадьбу. Свадьба, оргия, всплеск эмоций и ожиданий, бурная ночь, а потом очень часто - опустошение. Хотя победа на выборах имеет не менее  долгоиграющий эффект, чем женитьба. Но не для всех, только для тех, кто способен конвертировать символическую победу в материальные преимущества. Типа жена/муж под боком. Но кто-то (как часто мы) - лишь свидетель чужого похмелья на чужом пиру.

Сегодняшний день и  ночь – сутки прочь (хотя все станет известно уже вечером, ночь только для России), конечно, будут бурными, свадебными, оргиастическими. И кто бы ни выиграл – Трамп, за которого большинство наших из Мелитополя и Бобруйска, или Клинтон, за которую те, кто просто не хотят Трампа, - завтра вскипевшее молоко будет остывать в кастрюле.

Если выиграет Клинтон, волнения забудутся  мгновенно: я же говорил, что этот клоун неизбираем, - будут твердить, вздыхая и искренне не понимая, чего все так переживали ещё пару часов назад.

Победа Трампа станет, безусловно, медленнее тающим мороженым. Известные люди клянутся, что эмигрируют из Америки в случае победы Трампа. Им не представить, как жить при неуравновешенном популисте, способном на воплощение своих самых непредставимых прихотей (пусть власть президента в США не путинская, не водка «Абсолют»).

В этом смысле у нас, людей с русскими корнями, опыт самый что ни есть обширный. Почти инфаркт. Одна беда – останется этот опыт невостребованным. Все любят учиться на своих ошибках, до самого последнего мгновения уверенные, что ошибка нас, счастливцев и баловней судьбы, минует. А она не минует, никого – если что - не минует.