Вы здесь

Последнее китайское предупреждение

Теперь, после убийства Немцова (и расследования убийства, более похожего на издевательство), убитого, в том числе, дабы запугать оставшихся и/или выдавить их из страны, число тех, кто мучительно решал: валить - не валить? пора - не пора? - естественно, возрастет. И так как война с вменяемой частью общества действительно вошла в иную, куда более горячую фазу, то, значит, и тех, кто не ощущает себя воином, кто быть героем никому не обещал, станет больше. На что каждый, безусловно, имеет полное право.

И, однако, понимая это, я приведу один аргумент, который не направлен на то, чтобы отговорить от эмиграции, всегда казавшейся мне (и даже сегодня на грани стремительно приближающегося дна пропасти) тяжелым испытанием для людей, серьезно относящихся к себе и своей жизни. Для тех, кому есть, что терять. Потому что если терять нечего, то все однохуйственно: ехать-не ехать, оставаться, уходить в глубокое подполье, стать конформистом, убить в себе все живое, позволить убить себя, как Немцов.

Так вот о тех, кому есть что терять, у кого немало чего за душой, скажем, специальность, карьера, семейная консервативность быта, самоуважение, не говорю об амбициях, что с предыдущим имеет лишь стилистическое разногласие. Мой пристрастный опыт.

Я не буду ничего говорить о преимуществах западного мира (хотя уровень вестернизации и социализации везде разный, и суровая протестантская страна отличается от веселой и разгильдяйской католической, как тюрьма на Гавайях от тюрьмы в Магадане. В любом случае социальной предсказуемости, вежливости, дистантности, формальности, ритуальной однородности будет явно больше, чем в российском государстве, то ли разыгрывающем буйного, то ли раньше умело изображавшем ремиссию. Но в любом случае далеком от нормы, как Коперник от солнца.

И все-таки скажу о самом важном, на мой взгляд, разочаровании, которого может ожидать каждого (почти каждого, многих, некоторых) в свой час, если вам не чужда проницательность и элементарная человеческая гордость, что ли. Хотя если с проницательностью у вас проблемы, а гордость не беспокоит, то и здесь встреча, пожалуй, не менее вероятна. Социум разный, человеческая природа одна. Да, на Западе она обернута в 22 слоя хрустящего целлофана вежливости, осторожности, предупредительности, неписаных (и писаных) правил поведения и прочих церемониальных атрибутов, которых нам так мало на родине и будет так много вне ее. Но сколько целлофана не наверчивай, природа под ним человеческая.

Что я имею в виду? Есть приемы, которые употребляют все люди вне зависимости от уровня интеллекта, образования, культурных и прочих предпочтений, возраста и пола. Для краткости назову и опишу самый простой прием - самоутверждение за счет нижестоящего. Да, если вы не черный подросток в неблагополучном районе, не нелегальный эмигрант в Техасе, не дилер экстази и не сутенер белорусских несовершеннолетних проституток, привезенных в морозильной камере для устриц - бояться полицейского, человека в форме и с ружьем вам не надо. А вот опасаться милой пожилой, очаровательной, средних лет, молодой ядреной девахи, старой девы-начальницы или старого пердуна, симпатичного плейбоя, хипстера-начальника вам надо обязательно, потому что он будет утверждаться за ваш счет с большой вероятностью, будет осторожно унижать и показывать свою власть, будет учить вас тому, что знает, возможно, в тысячу раз хуже вас, и будет делать это вежливо, с улыбкой, спокойно, строго, но делать это будет почти наверняка.

И здесь вы обнаружите куда большее равенство между совком, горбачевской перестройкой, путинским сумасшедшим режимом, эпохой военного коммунизма и любым видом демократии - от старой, почтенно англо-саксонской, как любят отмечать у нас, до новой, только что из чистки, бывшей социалистической аля Болгария или ГДР. Психология бесплатного, но приятного самоутверждения за счет того, кто не может тебе ответить сторицей, да и вообще не может ответить - универсальная забава.

В России унижают, безусловно, чаще и грубо (хотя и здесь унижение дифференцируется от уровня образования, возраста, прихоти и воспитания), здесь вас ударят ржавой трубой по голове за мятую сотню, не помыв рук и не обернув трубу газеткой. На Западе руки будут чистыми, душ два раза в день, белье чистое, хоть сейчас в койку с рекламной дивой. Но иерархическое деление, лестница власти и ее преимущества, а также извлечение из более высокого положения не только материальных, но и психологических выгод так же неизменны, как присловье: прошла зима, настало лето.

Поэтому ехать-не ехать, валить-не валить, на мой взгляд, правильнее решать исходя из простейшей формулы: увеличится или уменьшится уровень психологического унижения из-за изменения положения в социальном пространстве. Не только и не столько психологическое унижение, как гражданина безумного государства. Сколько локального, группового, служебного. Путин, открою вам тайну, отвратителен в отдалении никак не меньше, чем вблизи. Ощущение причастности к радостному падению в пропасть - тоже. Да и Буш, как мне кажется, стал бы Путиным, кабы не указанная уже разница социальных пространств. Все эти институты, с кучей служебных слов - гражданское общество, разделение властей, независимость суда (и прочий джентльменский набор либерала). Но на качество человеческого материала это оказывает, согласно моему опыту, минимальное (если вообще ощутимое) действие.

Социальная позиция - позиция эшелонированной обороны от унижения со стороны вышестоящих. Тем, кто сравнивал невысокое место в Риме и престижное в провинции, тем более у моря, я сказал бы про другое: место, где тебя меньше унижают (в качестве бонуса разрешая унижать других), лучше открытого всем ветрам в любой столице любого мира.

И еще не дайте сбить себя с толку пустым разговорам про спасение детей: вот уж кто никогда не скажет спасибо за переезд в подростковом возрасте, который лучшая стартовая площадка, дабы стать наркоманом, психопатом или социопатом. Я жил при совке, уволенный отовсюду, работал в кочегарке до самой перестройки, ходил, как говорится, под статьей, но был счастлив и свободен (и молод), несмотря на постоянную угрозу ареста. В том числе потому, что жил среди таких же счастливых (малая верифицируемость этого определения на мой счет, пожалуйста) и свободных (второй фол) людей. Понятно, что времена не повторяются. Но как бы не был неудачен и размашист мой словесный выбор, мы все равно носим своего палача с собой в кармане, куда бы нас не занесла судьба.

А все остальное прилагается, только учиться придется с самого начала и самой трудно дающейся дисциплине - жизни в социуме с другими и жесткими (в отличие от России) правилами и теми же константами человеческой психологии. Но без той главной прелести дурацкой российской жизни, которую чаще всего определяют, как неформальность: свободу от неукоснительного следования нормам, пластичность и асоциальность. Беда и одновременно радость в одном глотке, порок и уникальное преимущество. Но если сказанное - непонятно или закономерно не вызывает доверия (чужой пример - кому наука?), то можно пробовать, почему нет, жизнь все равно одна.