Вы здесь

Трамп и любовь зла

Все левые похожи друга друга, все правые несчастливы по-своему (хотелось бы мне написать, но и они, конечно, похожи, как деревянные ложки, на которых играл Ельцин). У Трампа, безусловно, много родинок, мой пример, в той же степени ожидаем, в какой ожидаемой была победа разведчика над шоуменом. Ведь обмануть меня не трудно, как думаете?  

Естественно, Трамп не разочаровал свою аудиторию, как потенциальный автор консервативного разворота над Атлантикой. Он и разворачивает. И при этом сам оборачивается через плечо на свою тень (тьфу на тебя), а там целая череда почти одинаковых матрешек.

Конечно, Трампа банально сравнивать с Путиным, в чью сторону он подозрительно неровно дышит (сделаем вид, что ничего не знаем про помощь Путина на выборах, и это так - химия, наука и жизнь). И их встреча в Гамбурге это только процитировала.

Внешне у них мало общего. Большой такой и маленький, зайчик. Маленький за три, большой за пять с гаком.

Рост, безусловно, имеет значение, но не всегда. Как не смешно, в детстве у них были совпадения. Оба были отпетые хулиганы. Конечно, хулиган из коммуналки, что на Басковом переулке возле Таврического сада, и хулиган из Квинса с папой-девелопером - это разнокалиберные хулиганы. И однако. Путинское хулиганство - физическое, так сказать. Подтвердить себе и окружающим, что ты не хуже очкариков, можно было только таким способом: бить морду, пока не покраснеют, и не поверят.

Трамп тоже плохо учился и вёл себя как неуправляемый, но разница была огромной: над  Трампом, как над Гамлетом, нависал отец-миллионер, а Путина, кроме дворовой шпаны и тренера в трениках, никто не контролировал.

И, однако, примерно в одном возрасте Путин оказывается в секции самбо, а Трамп в военной школе с порядками колонии для малолетних на американский манер, куда отец отправил Дональда за непослушание и невыносимый гонор, что хуже простоты. Общего здесь, казалось бы, мало, но у обоих трудных подростков одинаковым является бунт, психофизический и культурный. Как следствие - азартный антиинтеллектуализм, из-за искреннего непонимания и недоверия к сложному. Как из этого рождается мракобесие, спросите у задрота Шикльгрубера. Ну, а то, что хулиганство не лечится и не взрослеет, не меняется, как форма уха, доказывают оба-трое.

Но я собирался на самом деле всерьёз сравнивать Трампа не с Путином в Гамбурге, а с другим мракобесом, сравнивать с которым Трампа вроде бы ещё более неловко, но мы попробуем: с Меттернихом.

Понятно, что такое сравнение совсем некорректно: Трамп - горе-президент без году неделя, кроме как напугать, ничего пока не успел, в то время как князь Меттерних запрягал, как кучер, Европой на протяжении полувека.

Но ряд совпадений поможет погадать на бутылочку. У Трампа и Меттерниха сходств на самом деле больше, чем с Путиным. Однако начнём с горячего. Трамп, как и Меттерних, был "ходок". То есть западал на красивых и юных теток и кроме красоты и детей от красавиц, порой ничего не видел. Запустишь им руку под юбку, они и рады, аж попискивают и потрескивают, как провода под напряжением. От первой жены Меттерних имел 8 детей, от последней, которую, конечно, звали Мелани, - 5. Среди наиболее известных любовниц Меттерниха - сестра Наполеона Каролина Мюрат и сестра российского шефа жандармов Бенкендорфа, княгиня Багратион (вдова полководца) и внучка Бирона, княгиня Саганская, все победительницы конкурса красоты Мисс аристократическая Европа. Бабник понурый, по-нашему.

Я совершенно не собираюсь утверждать, что повышенная похотливость - синоним мракобесия. Мы знаем ходоков и многоженцев с либеральными и радикальными убеждениями, многоженство - это, так сказать, езда на почтовых. Лошадей меняют не потому, что на свежак глаз и душу тянет, а потому что веселее ехать в новом седле.

Но наш случай другой. А Трампа красолюбие - способ самоутверждения. У Меттерниха, тоже, как и у многих, но степень болезненности - разная. 

Есть ещё рад совпадений, как последствие этих и других различий. Меттерних, человек, безусловно, высокообразованный, дружил, как говорится, с книжкой, но при этом - не отличаясь здесь от многих - не умел молчать. Твиттера, правда, не было. Но желание говорить без умолку только усилилось с возрастом, когда он стал терять слух и не мог позволить говорить другому, потому как просто его не слышал. Но и в молодости он предпочитал говорить и навязывать себя, а не слушать и вникать в собеседника, если только этот собеседник не объект его интеллектуального соблазнения. И не его наперсник и часто автор воплощаемых им теорий замораживания общества -  Фридрих фон Генц. Эдакий Бэннон в прыщах. Ведь своих особых идей у Меттерниха, как и у Трампа не было: держать и не пущать - их девиз. Прошлое - наше будущее. А раздражало, как всегда одно, политическая активность других.

Правда, Меттерних был кто угодно, но не клоун: лекарь революций, спаситель монархов и монархий, ненавистник революций и революционеров, он их ненавидел честно, как мы комаров.

Конечно, Трамп с его идиосинкразией к чтению - тот ещё Меттерних, по сравнению с ним даже Брежнев с «Малой землёй» - Флоренский. Эдакий столп и утверждение истины. Трамп, несомненно, подражатель, но его суфлёры - люди мерзкие и начитанные начётчики. Они знают, как подсказывать и как Путина превращать в спящую царевну. Да и потом, все счастливые семьи похожи друг на друга, все несчастные в профиль похожи на русских.