Выбрать страницу

Если раны — небольшой

Даже тем, кто не обладает повышенной чувствительностью, безусловно, больно смотреть, как те или иные украинцы из числа фронтовых ньюсмейкеров, рассказывая вчера о ходе боев, вопрошали о помощи со стороны партнеров. В основном, деликатно и без упреков. Типа, сколько вы продержитесь? — если партнеры помогут, то вполне. Не помогут. То есть помогут в такой форме, которая сейчас в тяжелой фазе войны почти не имеет значения. Как помогут выдержать натиск русской военной машины запреты на использование долларов и евро пяти российским банкам? Никак не помогут. А ни радиоэлектронных помех для спутников, ни кибератак (не говоря о большем) не будет. Потому что, как сказал Александр Вершбоу, бывший посол Америки в Москве и заместитель генсекретаря НАТО, это будет уже участием, а оно – короткий вздох — невозможно.

И несмотря на это судьба России решается именно сейчас в Украине, потому что Украина, как это ни горько осознавать, что-то вроде ловушки для Путина. Еще несколько недель назад появилась эта странная стратегия Запада (и прежде всего Байдена) по своеобразному заманиванию Путина в Украину, ибо на что, собственно говоря, был расчет в этом дразнящем разоблачении агрессивных планов Путина, после чего возможность отступить для него превращалась в узкое бутылочное горлышко. Тогда я предположил, что Запад, понимая, что Путин не просто агрессор, но невменяемый агрессор, пришел – в лице своих стратегов — к выводу, что война Путина в Украине будет, возможно, лучшим выходом для Запада (не для Украины). Лучше, чтобы Путин со всей дури полезь в этот капкан, завяз глупый неуклюжий мишка, поранил свою лапу, и далее уже дело техники не дать этой ране зажить.

Понято, что такое украинская армия без помощи Запада – триста спартанцев. Они просто берут огонь на себя, и в зависимости от того, какой урон нанесут агрессору, зададут ноту камертона для все остального. Потому что без посторонней помощи долго они не простоят, но их мужество станет запретом на слабость для остальных, тех, кому жить с оккупантами, если помощь не придёт. А она не придет.

Без какого-либо пафоса: Украина – это избавление мира от Путина. Путин в любом случае израсходует свой имперский пыл и далее никуда не полезет. И если Украина будет пусть не пылающей, а сочащейся раной, то эта война станет тем самым началом конца русского империализма, которому иначе было никак не сдохнуть без такой смертельной инъекции.

Рассчитывал ли Зеленский, что Байден и НАТО в последний момент (если он настанет) передумают и поддержат тех, кого приручили, но не передумали и не поддержат. И он, возможно, уже размышляет о капитуляции на пристойных условиях. И его трудно за это порицать. Угробить армию, потерять наиболее патриотичный слой общества только для того, чтобы русский медведь не вылез из этой ловушки, не дорого ли будет? Я ничего не предрекаю, я желаю победы украинской армии над наглым захватчиком, но героическая смерть может быть только добровольной.

Однако как бы ни сложилась история этой неравной войны, главное на самом деле произошло. Русское великодержавие соединилось нерасторжимо с черной грязной тенью вопиющей несправедливости, обмана и жестокости, и от этого уже не отмыться. Не отмыться не в каком-то моральном смысле, в русских делах уже давно не до морали, а в историческом. Россия, выпав в осадок неправедной войны, уже как бы похоронила себя. Она об этом не знает, она еще гарцует на экранах провластных телевизоров, она еще надрывает горло в надсадном улюлюкающем вое, она еще возбуждает сердца черносотенцев всея Руси, как голая крутобедрая красавица в банном мареве школьников, но исторически она уже мертва. Летит мертвое тело пожрать живых, забрать с собой их жизни, и действительно забирает, но как государственность не имеет уже шансов для выхода из той ловушки, в которую загнала себя сама.

А только проигрыш в войне разрывает контракт между русским самодержцем и его корневой системой в обществе. Между ним и эхо. И эту войну, за которой последует революция или внешнее управление, уже не выиграть. Она проиграна тем, что была начата, а вот сколько продлится русская агония, зависит от доблести и ратного труда украинцев.

Чем выше они, тем менее шансов у России продолжать раздражать окружающих своим неумением жить. Потому что все именно от этого. От неумения жить и построить социально вменяемое пространство — и попытка поставить акцент на духовности, якобы исправляющей материальные ошибки. И имперские понты, как проявлении чувства неполноценности. Учить других тому, чего сама не умеет.
Украина уже сделала, что могла. Она заставила русского империалиста засунуть голову в капкан, теперь в железных кандалах далеко он не уйдет.

 

 

 

 

Персональный сайт писателя Михаила Берга  |  Dr. Berg

© 2005-2022 Михаил Берг. Все права защищены   |   web-дизайн Sastasoft 2005 - разработка, поддержка и продвижение сайтов.