Выбрать страницу

Почему подавление восстания в Казахстане приговор России

Хотя в произошедшем и происходящем в Казахстане остается много неизвестного, доминирующие интерпретации в приличных российских либеральных СМИгосударственных говорить еще более бессмысленно), по меньшей мере, однобоки и осторожны до уровня, искажающего смысл.

Наиболее удобной и популярной транскрипцией происходящего стала межклановая борьба, то есть борьба бульдогов под ковром или на ковре, мол, именно эта борьба вывела на улице тех, кого либеральные политологи называют радикалами, бандитами, выстраивая следующую примерно схему. Сначала на улице появились мирные протестующие с преимущественно экономическими требованиями понижения цены на сжиженный газ. Вышли ли они сами или их вывела рука политического манипулятора, по этому поводу российские интеллектуалы еще не определились. Или специально хотели бы оставить эту ситуацию в тени. Но вот следующие два потока – мародеров, бросившихся грабить магазины на машинах без номеров, а затем – радикалов, ставших штурмовать государственные здания в Алматы, а потом давать отпор полиции — это либо силы, предназначенные для дискредитации мирных протестующих, своеобразные титушки (если использовать украинскую рифму). Либо криминальные банды или вооруженные формирования на службе одного из кланов, задача которых сбросить один клан и восстановить в правах другой.

В этой разобщенной картине незыблемым остается только точка зрения обывателя, Обывателя с большой буквы, объединяющего тех, кто, конечно, хотел бы перемен к лучшему, как экономических, так и политических, но не любой ценой, а только с помощью мирных, трижды мирных протестов. И с отчетливым осуждением любого насилия, в том числе против существовавшей в Казахстане власти.

Однако стоит посмотреть на происходившее и происходящее совсем с другой стороны и увидеть, что в первую неделю года в Казахстане имело место антитоталитарное, антиавторитарное восстание. И тогда участники его и их роли становятся иными. Да, совершенно нормально, что все началась с экономических требований и возмущения по поводу вдвое подскочившей цены на сжиженный газ. Но дальше, на фоне замешкавшейся полиции и неопределившейся власти, к протестам присоединились куда более радикальные силы, которые начали штурмовать государственные здания, отнимать оружие у полиции и давать ей отпор.

Имеет ли значение мотивация этих радикалов – играли ли они свою партию за гражданское общество или за олигархический клан, их нанявший? Имеет. Но если рассматривать происходящее как антитоталитарное восстание, то совершенно естественно, что врагами этой власти могут и были совершенно разные силы. С разными интересами, в том числе противоположными. И их не устраивало само ядро власти, и даже если радикалы рушили государственные символы и вступали в бой с полицией во имя только им известных целей, они разрушали несправедливое государство, уничтожившее все возможности для демократических перемен. Государство, которое почти никогда не сдается мирным протестам и боится только и именно того, что и происходило в эти дни в Казахстане. Когда против действующей власти поднялись разные по интересам и ценностям, разнообразные по уровню допустимого насилия, разнокалиберные по приемам и способам объяснения своей мотивации. Как любая волна, все сгребающая со дна.

Понятно, что либеральные по преимуществу российские СМИ и российские политологи по сути дела сразу встали на точку зрения Обывателя: мирные протесты – легитимны, а вот радикалы и мародеры – дискредитируют этот протест и изначально были задуманы именно для его очернения. Но революционный механизм, если его запустить, начинает работать по своей схеме. Предположим, вы видите, что какие-то вооруженные люди штурмуют Кремль, окутанный дымом, здания на Старой площади с выбитыми окнами и горящие районные отделения полиции, которая точно так же, как их коллеги в Алматы, попрятались от греха подальше. Потому что ощутили, что власть, кажется, готова упасть прямо в эту пыль, поднятую ногами.

Конечно, можно увидеть здесь руку кукловода, предположить, что это обиженный не на шутку Дмитрий Медвед вывел на улицы (на которых московская полиция разгоняет вышедших встречать Навального студентов и креаклов) своих боевиков, подготовленных на базах Волоколамска и домах отдыха в Твери и Клину. И желает взять реванш у обманувшего его Путина. Но какая здесь половая разница, зачем и почему кто-то штурмует путинские твердыни и расшатывает его авторитарную власть? Может, это кронштадтские матросы, питерские бандиты, не согласные со способом деления общака, вообще марсиане, которым Путин спать не дает, и они хотят его власть свергнуть к хуям собачьим?

Да, между мировоззрением бандита и муниципального депутата – разница огромная. Но диктатура не может быть свергнута мирным экономическим протестом, мирный протест может чуть увеличить ту плату за молчание, покорность и бездействие, которую авторитарная власть готова платить народонаселению. Не более того. И только когда против нее поднимается волк и ягненок, солдат, матрос и недовольный депутат Думы из партии, вчера еще лояльной, а сегодня – враг этого режима, только тогда появляется шанс режим этот низвергнуть.

Но в том, что российские либеральные наблюдатели встали на сторону Обывателя и отчетливо дистанцируются не только от мародеров и радикалов, но и от самой интерпретации происходившего и происходящего в Казахстане как антитоталитарной революции, есть своя социокультурная правда. Российские либералы никогда не хотели и не хотят жестокого низвержения своего путинского авторитарного режима. Они боятся восставших простолюдинов больше, чем путинскую полицию и путинский неправедный суд. Они тоже на самом деле за стабильность: да, Путин оборзел, попутал рамсы, и Путин принципиально ничем не отличается ни от Назарбаева, ни от Токаева, ни от Лукашенко – это разновидности диктаторов и тиранов, использующих в зависимости от обстоятельств разные механизмы репрессий.

Но либералы, оценивающие сегодня попытку восстания в Казахстане, куда больше на стороне стабильности и ее гаранта – авторитарного правителя, чем на стороне тех, у кого кончается терпение, и они готовы на революцию, которая в русской транскрипции имеет исключительно отрицательные коннотации.

Кстати, о мародерах, которые под прикрытием или вместе с протестующими бросились грабить магазины, поняв, что власть слиняла в три минуты после первого выстрела в ее сторону. Да, можно, конечно, изображать этих мародеров такими полудикими крестьянами или пролетариями, у которых ничего нет за душой, кроме обиды. Но на самом деле и мародерство – вполне естественный и сопутствующий процесс любой ситуации, когда начальство ушло.

Солженицын любил попрекать бездуховный Запад известным эпизодом, имевшим место 14 июля 1977 года, когда из-за погасшего в Нью-Йорке света город оказался на несколько часов в руках грабивших все подряд магазины. И как потом стало известно, грабили не представители социального дна, а в том числе вполне респектабельные дамы и джентльмены среднего и более высокого социального статуса, у которых просто сработал инстинкт безнаказанности, отсутствия власти. И хотя Солженицын использовал этот случай, как аргумент в любимом у него обвинении Запада в бездуховности, никакого отношения мародерство к духовности или бездуховности не имеет. Грабежи в ситуации, когда власть, словно прибой, отступает, оголяя дно, не имеют отношения ни к протестантизму, ни к католичеству, православные грабят и мародерствуют точно так же. Главное, чтобы власть испарилась, как она испарились из Москвы 16 октября 1941 году, и все, все инстинкты сознательности и законопослушания отступают и проявляется то, что Розанов описал лучше других.

В любом случае ни мародерство, ни жестокость радикалов, давших отпор власти, не бросают тень на мирных протестующих, потому что, если власть и будет с ними считаться, то только потому, что произошло после них, с помощью мародеров и радикалов, показавших на самом деле, чего стоит эта власть. И только этого она испугалась и получила урок.

А то, что российские либералы как всегда с Обывателям, не только открывает дорогу имперским путинским миротворцам из ОДКБ, но и со всей отчетливостью объясняет, с кем эти мастера культуры. Они как всегда на стороне силы и стабильности. Даже если эта сила и стабильность автократа.

 

 

 

 

Персональный сайт писателя Михаила Берга  |  Dr. Berg

© 2005-2022 Михаил Берг. Все права защищены   |   web-дизайн Sastasoft 2005 - разработка, поддержка и продвижение сайтов.