Выбрать страницу

Пятая колонна Путина в Украине

По большей части термин «пятая колонна» — не более, чем пропагандистский жупел, принципиально далекий от тайной силы генерала Моле, наступавшего на республиканский Мадрид четырьмя колоннами и надеявшегося на помощь изнутри Мадрида.

Однако если всерьёз говорить о силах, на которые опирается Путин, его стратегия и пропаганда в войне против Украины, то это, конечно, не разрозненные сторонники Януковича, кума Путина Медведчука и распущенной пророссийской партии «Оппозиционная платформа – За жизнь!» Куда более существенную и вещественную помощь Путину оказывают украинские ультранационалисты, украинские ура-патриоты, яростно борющиеся с русским языком и русской культурой.

Казалось бы, все наоборот. Разве ратуя за запрещение русского языка и культуры крайне правые украинские националисты на борются с русским империализмом и влиянием идеологии «русского мира»? Нет, конечно, вообще крайние формы национализма обычно исповедуются теми, кто хотел бы получить дополнительные возможности для конкуренции. И вроде как обращаясь к внешнему врагу, на самом деле пытаются получить умножающий коэффициент в конкуренции внутренней. Когда, дабы потеснить своих конкурентов, эксплуатируют националистический критерий для оттеснения от конкурентоспособной позиции тех, с кем иначе конкуренцию не выдержать.

Более того, сам Путин – тоже крайне правый националист, он исповедует одну из версий русского национализма в виде имперского великодержавия, но в этой проповеди имперскости легко вычленяется роль русского народа, как ведущего и управляющего. И на самом деле нет более легкого взаимопонимания, чем у националистов разных стран. И не потому, что национализм основан на воображаемой ценности нации, которая более всего напоминает билет члена КПСС, точно так же позволявший использовать его как джокер в конкурентной борьбе. Националисты в разных странах с сокровенным пониманием относятся друг к другу, так как по большому счету ничем не отличаются, ибо используют идентичные приёмы агитации и шельмования противников.

Однако в случае с Путиным и его войной с Украиной националистический аспект имеет еще одно, никак не менее важно измерение. Если проанализировать, на чем основывал Путин свою агрессивную риторику русского мира в Украине, то невозможно не заметить, что это, прежде всего, была агитация украинских ультранационалистов. Изображая из себя защитников русских на просторах Украины Путин на всех политических поворотах украинской истории, по крайней мере, начиная с первого майдана 2004 года, опирался на неумные и бессмысленные призывы украинских крайне правых запретить русский язык и русскую культуру. Понятно, что Путину нет никакого дела до судеб русских в Украине, что более чем отчётливо доказывается использованием русских из так называемых ДНР и ЛНР как пушечное мясо. Причем настолько беззастенчиво и жестоко, что мужчин в этих полубандитских анклавах после войны сыскать будет проблематично.

Но Путин, прежде всего, опирался на истеричные требования украинских крайне правых запретить русский язык, что всегда использовалось им как пас. Крайне правые со своей попыткой обеспечить себе умножающий коэффициент во внутренней конкуренции делали именно то, без чего никакая идеология имперского русского мира просто бы не состоялась.

Конечно, можно возразить, что такому империалисту как Путин и поводы не нужны. Нет, нужны. Всегда нужны. Всем нужны, когда начинаются войны и сооружается повод, как у гитлеровской Германии перед захватом Польши, или сталинского СССР перед началом войны с Финляндией. Всем, даже самым оголтелым агрессорам, необходимо выставить себя в качестве якобы защищающейся стороны. И изобразить для этого, что он не агрессор, а жертва, — всегда требует дополнительных усилий.

Вот только в случае с Украиной таких усилий потребовалось куда меньше, потому что именно украинские ультранационалисты постоянно пасовали Путину, выводили его на ударную позицию, ратуя за бессмысленную и вредную стратегию по запрету всего русского, что Путин с готовностью принимал и использовал.

Но, может быть, это просто оборотная сторона украинского национализма, которая была направлена против русской имперской пропаганды, но при этом использовалась ею же для своей интенсификации? Ничего подобного. Лишь в малой степени усилия украинских ультра мешали продвижению русского великодержавия. В ничтожной степени совсем уж неокрепшие умы могли поддаться на российскую телепропаганду или пропаганду в социальных сетях. Запрещая русскую культуру как часть имперского влияния, украинские крайне правые только выставляли это в качестве видимой мишени, а на самом деле целились в своих же сограждан, которых таким образом удобно было представить людьми второго сорта, потенциально зараженными русским великодержавием. И это было доминирующим мотивом.

Более того, если попытаться проанализировать причину поддержки жестокой путинской войны в Украине со стороны рядовых российских граждан, того самого великодержавного глубинного народа, который, как мы видим, поддерживает, увы, не только агрессию против Украины, но и мобилизацию, по крайней мере пока она не обернулась десятками и сотнями тысяч похоронок, то это опять же реакция на неумную пропаганду украинских крайне правых.

Конечно, они в подавляющем числе не нацисты, они националисты, для которых запрет всего русского всего лишь прием конкуренции, но для невнимательного наблюдателя, каким, в основном, и является не шибко образованный среднестатистический представитель русского глубинного народа, истеричные попытки запретить Пушкина и Булгакова, русский язык даже не как второстепенный, а просто вражеский – и есть пуля пропаганды, летящая с огромной скоростью.

И если дальше и глубже поместить фонарь анализа, то легко обнаружить, что требования запрета русского языка и русской культуры на практике оборачивается десятками и сотнями тысяч жертв среди украинцев, потому что за войну с Украиной агитируют, прежде всего, украинские ультра. Даже сегодня, когда русскоязычные или этнически русские украинские граждане демонстрируют точно такой же градус военного патриотизма и жертвенности, как и почти вся Украина, все равно продолжается агитация за запрет всего русского. Что оборачивается просто стратегий признания русских украинцев нацией второго сорта, потенциальных предателей, хотя на самом деле предателями, на совести которых жизни соотечественников и беды своей родины, это ультраправые украинские националисты, думающие, что никто не видит, что они просто хотят обеспечить себе преимущество во внутренней конкуренции, а при этом работают как пятая колонна Путина, которому другой помощи и не надо.

 

 

 

 

Персональный сайт писателя Михаила Берга  |  Dr. Berg

© 2005-2022 Михаил Берг. Все права защищены   |   web-дизайн Sastasoft 2005 - разработка, поддержка и продвижение сайтов.