Выбрать страницу

Убийства во Франции и ислам

По поводу убийств, совершенных радикальными исламистами во Франции, имеет смысл напомнить ряд простых, но политически небесполезных различений. Начнем с целей этих убийств. Совершающие их исламисты (а также те, кто их поощряет и подталкивает) хотят вызвать негодование в светских европейских обществах, дабы их правительства обрушили свое карающее правосудие на максимально большое число проживающих в Европе мусульман, выслали их за пределы стран, где они получили убежище и работу, и тем усилили конфронтацию между исламом и остальным миром. То есть задача исламистов, мечтающих об исламской революции, как раз и состоит в том, чтобы стереть границу между мусульманами и исламистами.

В некотором смысле приемы, применяемые исламистами, напоминают айкидо: своих сил для возбуждения противостояния между мусульманами и светским обществом европейских стран недостаточно, но если спровоцировать негодование и репрессии по отношению к максимально возможному числу мусульман, то количество радикальных исламистов и поддержка их со стороны мусульманского сообщества увеличится.

На стороне тех, кто не желает видеть границу между исламистами и мусульманами, не только сторонники радикального, воинствующего ислама, но и те, кто мусульман и ислам ненавидят и точно так же хотели бы натянуть одеяло круговой поруки на весь исламский мир. Есть те, кто по разным причинам не терпит мусульман, и желал бы распространить ответственность за преступления исламистов на всех исповедующих ислам, наделить мусульман статусом неисправимых террористов, двоечников цивилизации, по отношению к которым любые средства хороши.

В принципе никакого иного противоядия против этой политики, кроме стратегии различения, нет. На то, чтобы затруднить дифференциацию, и направлены действия как радикальных исламистов, так и тех, кто не видит и не хочет замечать разницу ними и вполне законопослушным сообществом мусульман в Европе.

Еще одна важная граница находится на уровне повода для этих убийств. Недалека практика тестов, которые, возможно, уже скоро, а может быть, прямо сейчас будут предлагать мусульманам при подаче ими заявлений на получение статуса беженца (или при проверке их благонадежности): как вы относитесь к осмеянию святынь ислама и пророка в тех или иных произведениях? В светских европейских обществах практика десакрализиции любых святынь, любых политических, исторических и культурных фигур – часть завоевания общества, и я сомневаюсь, что будут делаться исключения для мусульман.

Вспоминается разговор последнего русского царя Николая II с его британским венценосным родственником, в котором последний убеждал Николая спокойнее относится к карикатурам, критике и насмешкам в прессе, а Николай все никак не мог взять в толк, как же это можно, смириться с тем, чтобы святое для него подвергалось оскорблению? Это привычка, ответил брат из туманного Альбиона, поверь, от слов нет никакого ущерба. Николай не согласился, и это во многом стоило ему и его детям (а также миллионам, попавших под разбор) жизни, России — полосы революций, не кончившихся до сих пор, и потери политической и прочей конкурентоспособности. Россия не может согласиться с тем, что ее особенный Русский мир – фикция, повышающая самооценку тем, у кого иных способов для этого повышения нет.

Есть принципиальность вполне самоубийственная, различение целей и средств тоже входит в число признаков вменяемости. Есть пословица: брань на воротнике не виснет. Это и есть пароль на входе: одни в эту дверь входят, другие остаются за порогом.

Персональный сайт писателя Михаила Берга   |

© 2005-2019 Михаил Берг. Все права защищены   |   web-дизайн Sastasoft 2005 - разработка, поддержка и продвижение сайтов.