Выбрать страницу

Вам бы тужиться вовнутрь

Правые политики обидчивы как полные женщины с перманентом. И как худые клячи тоже. Они обидчивы словно школьницы, которых задели за живое, дёрнув за косичку. И спросили: у тебя какая прическа? — У меня стрижка. — А на голове?
Они оскорбляются с легкостью и вынашивают обиды, точно долгожданного ребёнка после четырёх выкидышей.
И от размера страны это не зависит, хотя и кажется, что профессиональная обидчивость пристала мелким особям, как Путин, царствующим в маленьком царстве-государстве, типа Зимбабве на Оке.
Но крупный пень Трамп обижается на все, и услышав очередную обидную тираду, спешит пожаловать и отомстить в платочек Твиттера. Он запускает в небо кружевной стратостат, дабы спрятаться в его тени от обидчика. И называет его нехорошим. Нехороший мальчик-с-пальчик.
Путин обижается с государственным оркестром гусляров России с хором Александрова и группой духовых из Капеллы. Партитура: Золотые ворота Киева. Не так посадили его клеврета в соседнем парламенте — отключил свет в уборной и авиасообщение. Сказали, что он вонючий оккупант — в минусе Боржоми и Алазанская долина.
Обида — род мести. То есть это и есть месть, но у кого-то на словах. Буря в стакане воды с пищевой содой. Написал посол дружественной страны, что ты глуп как пробка, упрям как осел и вообще пидор македонский с детства. И ты в ответ не шлешь шестой флот бомбить Ливерпуль, а пишешь, что он нехороший.
Но если ты ростом с кепку, 24/7 слышишь от без лести преданных, что тебя ангел поцеловал в вонючие уста, что мобилизован и призван ты возглавить крестовый поход против либералов всея земли ради Китежа, утонувшего вместе с лодкой Курск, то стерпеть оскорбления не могу такого, надо честь отмыть с рождества Иного. Потому что у нас все иное, особенное, суверенное.
Казалось бы, причём здесь правизна? Что нет левых тонкошеих вождей, обидчивых, как пробка из бутылки? Есть, но у них обида чаше всего другой конструкции. И консистенции. Левые вообще больше спецы по горизонтали, они и волны пускают плоские вдоль своих владений, по клеткам социального деления. А если ты именитый консерватор, то специализируешься на крови и почве, ты как молния, связываешь твердь с небесами. И месть твоя словесная — опасна и разбужена, как выстрелом в Сараево. Раз, и все изменилось, что было белым стало чёрным, а мирное небо — грозовой сиреневой тучей.

Именно о таких политиках говорят — не трогая говно, а то пойдёт пузырями, как река Припять. Правый политик — как хворост, горит и сгорает мгновенно, хотя и тужится, в основном, наружу.

 

 

 

 

Персональный сайт Михаила Берга   |   Dr. Berg

 

 

© 2005-2021 Михаил Берг. Все права защищены   |   web-дизайн Sastasoft 2005 - разработка, поддержка и продвижение сайтов.