Выбрать страницу

Возвращение Навального. История болезни

Трудно сказать, что именно предполагал Навальный, когда решил вернуться, но есть возможность проанализировать то, что уже получилось. Хотя пока налицо неокончательное состояние, состояние, так сказать, болезни, ее этап. И если воспользоваться терминологией окружающего нас коронавируса, то и до возвращения Навального РФ была больна, находилась, естественно, не под аппаратом вентиляции легких, переносила недуг на ногах, хотя многие полагали, что положение тяжелое и надо что-то делать.

Возвращение Навального в этом случае можно представить себе как инъекцию антивируса, причем похожего именно на Спутник V, а не на западные вакцины. То есть в инъекции Навального наличествовал сам вирус, и инъекция предполагала, что первой реакцией будет ухудшение состояния больного. Предполагался кризис, повышение температуры, вообще переход к границе между жизнью и смертью, и лишь потом перспективный, неизученный период выздоровления и облегчение. Потому что лабораторных исследований не было, Навальный смотрел на себя, прикидывал разные варианты, и понимал отчетливо одно: если он не вернется, значит, его высокое содержание вируса в крови и предполагаемое наличие антивируса пропадет даром. Никому на Западе не нужны его самодельные антивирусные способности, здесь свои вакцины, куда более успешные.

Эта та ситуация, которую просчитать невозможно даже до тех подробностей, которые мы наблюдаем сейчас, а именно превращение РФ в такой концлагерь лайт, когда по некоторым эпикризам – уже вполне болезнь по уровню как во второй половине 30-х прошлого века, по каким еще на уровне 70-х. И разница только в одном: тогда о состоянии больного не знал почти никто, так как просто о болезни ничего не сообщалось, а теперь сообщается, но все равно вроде как развешивают на телеграфных столбах не в самых людных местах эти самые эпикризы, но те, кто читают их, мало могут участвовать в процессе лечения или в консилиумах врачей.

Вот та ситуация, в которую РФ привело возвращение Навального, вколовшего свою инъекцию в плечо или шею, короче, куда попал. Понятно, что эта инъекция спровоцировала ухудшение состояние больного. И эти несколько месяцев после укола это ухудшение продолжается, нарастает почти лавинообразно, формально болеет почти весь организм, его пытаются поместить в карантин все его окружающие; о том, как он разносил свою болезнь в предыдущие годы, становится все более и более известно, факты множатся, но близок ли кризис или он уже идет, сказать трудно. Хотя ухудшение состояния не скрыть, да никто и не скрывает, разве что по-разному именует. Так те, кто продолжает делать вид, что никакой болезни нет, просто реагируют на симптомы и пытаются эти симптомы скрыть или вылечить, то есть как-то с симптомами бороться.

Видно уже, что плохо всему организму, который напрягается, ощеривается, колет обезболивающее налево и направо. То борется с одышкой, болями в брюхе и глотает противосудорожное, то переключается на воспаление ногтей рук и ноги, и просто стрижет ногти под корень, до крови и боли.

Сам Навальный, как самец богомола, уже оплодотворил самку (надеясь, что мобилизация организма во время беременности поможет справиться с болезнью), вкачал по самое не могу свою сперму, которая и вирус, и антивирус, и вообще бог знает что; и самка, как и полагается, начала есть его, и уже почти съела, но не может, из-за собственно болезненного состояния проглотить. То есть хочет, мечтает сожрать, глаза вылупились, на лбу испарина, но пока не получается.

Но самец богомола был, скорее всего, к этому готов. То есть он предполагал и более оптимистичный сценарий: он вколет, вдует ей, она, понятное дело, в ауте, и все: дальше здоровые силы организма как бы выведут больного из спячки, из полукоматозного состояния. Но предполагался и пессимистический сценарий: от укола только хуже, намного хуже, больной уже почти не с нами, и здесь важно понять – будет ли кризис, сработает ли антивирус или все, как ни раз бывало, окажется лишь чем-то вроде сезонного гриппа. Болезнь на ногах, и от места инъекции только едва заметный след от укола и покраснение.

На сегодняшний момент не ясно. Ухудшение состояния, помутнение сознания, самоубийственные движения, хаотичные, рефлекторные подергивания рук и ног, которые крушат все, что попадается на пути. Но приведет ли это все к выздоровлению или, напротив, к смерти? И если к смерти, то что появится на месте усопшего, да и возможна ли смерть? Это же тоже не весь организма, а как бы его часть, пусть большая и нездоровая. Или только дальнейшее ухудшение состояния, в котором полученная инъекция антивируса лишь спровоцировала рост негативных симптомов. Тревожно, понятное дело. Больно.

Никаких позитивных симптомов нет (если только не считать, что ухудшение состояние – есть положительный симптом, так как приближает кризис, и повторять это про себя как мантру). Концлагерь лайт. Но угрожает обойтись без этих новомодных западных пищевых добавок, и лечить домашней аптекой, народными средствами, и всякий лайт, значит, отбросить. Но что это будет означать? О приближении выздоровления или об ухудшении состояния? Пока только второе. Быстрое, скоропостижное, на что-то намекающее. Но это настолько предварительные намеки, что интерпретировать их однозначно невозможно. Возможно, антивирус рано или поздно подействует. Но, может, и нет. Лабораторных тестов не было. Все на себе. На себе не показывать.

 

 

 

 

 

 

Персональный сайт писателя Михаила Берга  | Dr. Berg

 

 

 

© 2005-2021 Михаил Берг. Все права защищены   |   web-дизайн Sastasoft 2005