Выбрать страницу

Запад как двуликий Янус

Две войны – в Украине и Палестине – уточнили и продолжают уточнять политологические и культурологические аспекты термина Запад, как сокращенного наименования западной цивилизации. Необходимость занять сторону конфликта приводит к уточнению старых и появлению новых аспектов того, что именуют позиционированием Запада. И к обнаружению принципиально разных интерпретаций самого представления о Западе как современной силы.

Многие, особенно вовлеченные в конфликт, апеллируют к одной из наиболее устоявшихся интерпретаций, не замечая, что существуют и другая.

Вот, например, Кирилл Рогов уверяет, что для Запада (в данном случае Европы и США), проигрыш Украины в войне против России будет означать демонстрацию слабости Запада, который не в состоянии защитить своих союзников, что откроет возможность для других игроков проверять и испытывать Запад на его возможную слабость, дабы отвоевать у него часть полномочий.

Что рифмуется с предположением, что Запад, по Рогову, это — гарант если не мировой стабильности, то стабильности существенной части мира, которую он завоевал в предыдущих веках. И где сначала европейская (или христианская) цивилизация стала доминирующим политическим игроком, а потом расширилась за счет подключения США и ряда других стран, в том числе Японии, Южной Кореи и Австралии с Новой Зеландией.

Но тут обнаруживается, что речь идет об одной из версий Запада, в обиходе опознаваемой как мировой полицейский. А в геополитическом — как гарант стабильности и воин света, защищающий от тьмы в виде (если брать прошлый век) Гитлера и его коалиции, потом СССР, спорившего с Западом за мировое господство, ныне опять путинской России, тираний типа Ирана, террористических движений вроде Аль-Каиды или Исламского государства, других игроков, отрицающих то, что именуется как общепринятость правил международного поведения.

Именно к этой интерпретации Рогов апеллирует как к инстинкту самосохранения Запада, который не может допустить выигрыш какой-либо деструктивной силы типа путинского режима или ХАМАСа, ибо в появившуюся брешь неминуемо устремятся другие соискатели своей части пирога. И щель превратится в пробоину.

Однако стоит только пересечь американскую границу и погрузиться в доминирующие интеллектуальные дискурсы американских университетов и аналитических изданий, как тут же выяснится, что здесь роль Запада не просто далека от той, к которой апеллирует Рогов, но и подчас прямо ему противоположна. На протяжении послевоенных десятилетий роль Запада здесь оценивается не как роль воина света, сражающегося со тьмой, а как роль колонизатора и империалиста, который в своих экономических и политических интересах на протяжении веков сначала завоевывал более слабые страны в Африке и Америке, а потом эксплуатировал их ресурсы в своих эгоистических интересах.

И был не стороной света, а стороной тьмы, за действия которой в рамках антиколониального дискурса многочисленные исследовали извиняются, каются, призывают политиков к ответу. И политики в рамках этого доминирующего антиколониального дискурса соглашаются с этой интерпретацией, видят свою ответственность и строят политику по заглаживанию и искуплению вины того самого Запада, каким он представал на протяжении XIX и первой половины XX  века.

То есть одновременно существуют две версии западной цивилизации: одну из них вполне условно можно обозначить как Запад 1.0, тот самый воин света и защитник слабых и угнетенных, которым западная цивилизации выступает у того же Кирилла Рогова и, понятно, не только у него. Но одновременно существует и Запад 2.0, который на протяжении веков колонизировал и эксплуатировал многие африканские и латиноамериканские страны, за что сегодня исследователи и политики приносят свои перманентные извинения.

И этот Запад – не победитель, а противоречивый политологический и культурологический гомункул, который всегда в текущем времени объявляет себя (и требует признания от других) защитником света, несущим непросвещенным и нецивилизованным народам христианскую истину и новые экономические возможности. Однако по пятам этой интерпретации его деятельности следует другая, которая методично опровергает первую, выявляет, изучает и фиксирует политические и экономические преступления, которые заменяют собой версию о посланце света и свободы на версию колонизаторства и угнетения.

Но вот от вполне для кого-то умозрительных заключений мы переходим к двум идущим войнам – российско-украинской и палестино-израильской, и видим, что в этих конфликтах Запад выступает в версии 1.0. В Украине он поддерживает жертву агрессии, в Палестине – жертву террористической атаки ХАМАСа. И если в случае Украины с версией Запада 1.0 согласны многие: так, за резолюцию с осуждением России как агрессора в войне против Украины проголосовала 144 страны ООН. То в случае с палестино-израильским конфликтом признать за Западом право на версию 1.0 как защитника света, готовы куда меньше стран, а на самом деле только страны Запада, да и то в их официальных и статусных проявлениях. А вот активная и весомая часть обществ этих западных стран и подавляющее большинство незападных — на стороне осуждения Израиля за многолетнюю политику геноцида и апартеида палестинцев, аннексии и оккупации палестинских территорий, насильного выселения со своей земли сотен тысяч палестинцев. И здесь большинство видит поддержку Израиля как действие Запада в версии 2.0, как колонизатора и оккупанта, поддерживающего других колонизаторов и оккупантов в силу того, что это по тем или иным причинам выгодно сегодня.

Характерно, что и разные политические игроки апеллируют к разным версиям Запада в своих интересах. Так, Россия, отстаивающая свое право вести себя сегодня, как вчера вел себя Запад по версии 1.0, одновременно критикует Запад, опознавая в нем черты по версии 2.0 как колонизатора и империалиста. Но при этом объявляет себя защитником европейских или западных ценностей, которые Запад потерял, став Западом 2.0. А Россия в своих самописаниях остается верной этим ценностям, которые именует как традиционные. То есть использует контаминацию из обеих версий Запада, выделяя то одну, то другую по своим сиюминутным интересам.

Понятно, что к этой же версии Запада апеллирует и израильский режим и его лидер Нетаньяху, потому что Израиль, как и Путин, не делает ничего из того, что в прошлые века делал Запад 1.0, и ему, так же как Путину, не близок и враждебен Запад 2.0 с его акцентом на интересах меньшинств, покаянием за грехи колониализма и доминирующим идеям толерантности.

Однако сам Запад, для которого версии его интерпретаций иногда сосуществуют последовательно как прошлое и настоящее (то есть ошибочное прошлое и исправляющее его настоящее). А иногда как внутреннее и внешнее для самопозиционирования, когда Запад, как в случае поддержки Израиля, вынужден активировать версию 1.0 и поддерживать борьбу против варварства за свет цивилизации и прогресса, и при этом делать вид, что версия 2.0, доминирующая в интеллектуальном и политологическом дискурсе, — это внутреннее дело, не оказывающее влияния на реальную политику.

Но эта вынужденная активация версии 1.0 на самом деле обходится Западу очень дорого. Она заставляет Запад опять оказаться в критикуемом и обличаемом меньшинстве, потому что большинство продолжает интерпретировать западную политику по версии 2.0 как колонизатора и хищника империалиста, поддерживающего других колонизаторов и хищников, потому что сам такой. И в результате символическая роль Запада получает дискредитирующую оценку с неизбежной пролонгацией ее, пока конфликт находится в активной фазе. Но с большой степенью вероятности будет пролонгироваться и дальше, потому что атака ХАМАС и непропорциональный ответ на нее Израиля обнажил именно колониальный характер политики Израиля по отношению к Палестине, и вынужденная поддержка Израиля наносит непоправимый ущерб Западу.

Активация в интерпретации Запада по устаревшей версии 1.0 дискредитирует и уменьшает его силу, и позволяет многочисленным критикам из числа бывших жителей колоний отвечать давлением, ведущим к ослаблению Запада. Более того, логика послевоенного времени, переоценивающая политику Запада не как правильную и светлую, а как ошибочную и колонизаторскую, ставит вопрос, а не будет ли на следующем этапе пересмотрена и нынешняя политика Запада как защитника слабых и угнетенных в интерпретацию этой политики как вновь ошибочной и имперской?

Относительно Израиля сомнений нет, прогностически Израиль обречен рано или поздно лишиться поддержки Запада из-за его внутренних проблем и трансформаций, и у него просто не хватит сил на поведение в рамках версии 1.0. И он вынужден будет окончательно перейти к тотальной версии 2.0 как единственно возможной. Если Израиль, сфокусировав силы и понимание исторической неизбежности, успеет к этому времени перейти к политике 2.0, то есть оценить свою политику по версии 1.0 как ошибочную и колонизаторскую и сделать важные шаги по исправлению ситуации, у него будут шансы на историческое выживание. В противном случае существование Израиля как реликта колонизаторской политики Запада по версии 1.0 поставит его перед трудно разрешимыми проблемами.

Ситуация на украинском фронте, казалось бы, совершенно другая: колонизатором, по мнению большинства, является Россия, копирующая западное поведение прошлых веков. Но принципиальные критики Америки и Запада видят в самой подоплеке этой коллизии – неверное позиционирование Украины, которая откликаясь на заверения Запада о поддержке (хотя бы в рамках Будапештского меморандума) посчитала возможным вести себя с Россией без учета геополитических интересов последней. Но то неустойчивое равновесие, возникшее в результате активации Западом в российско-украинском конфликте версию 2.0, заставила Запад вернуться к версии 1.0. То есть защищая более прогрессивную и современную версию 2.0, активировать в себе функции 1.0. Не говоря о том, что в израильском случае Запад опять вынужденно возвращается к версии 1.0, а в Украине – как 2.0, а это неизбежно грозит конфликтом версий. Из-за неразрешимого противоречия в собственной конституции и символическом опознавании, которое более всего похоже на координацию движений. Сбой в координации всегда чреват падением.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Персональный сайт Михаила Берга   |   Dr. Berg

© 2005-2024 Михаил Берг. Все права защищены   |   web-дизайн Sastasoft ©2005