Вы здесь

Библия минус уголовный кодекс


Послушал у Фишмана Александра Лебедева, который инвестор "Новой газеты" и мордобитель Полонского, и разозлился: на себя, дождливого Фишмана, на русский бизнес и, конечно, на самого говоруна.

Лебедев из тех чекистов-капиталистов, у которых все в тумане, кроме репутации на блюдечке, которую они сделали на поддержке ярких либеральных проектов. На одной чаше весов слухи о распиле "золота парти" и покупке долгов СССР, что и позволило разбогатеть за одну ночь. На другой - многолетняя поддержка "Новой газеты" и прочих "Московских корреспондентов".

Это имеет отношение к тому, что я скажу, и не имеет. Купить репутацию тоже надо уметь. Вот Прохоров не умеет: вкладывает в проекты единокровной сестры и в не менее поучительные вещи, скорее всего, не меньше Лебедева, а как выглядел непутевым шалопаем, только подтверждающим предположение, что не умные делали состояние в перестройку, а ловкие при должности, так и выглядит.

Лебедев же - номенклатурщик и коллега Путина по разведке за твердую валюту - свои вклады не распыляет, а фокусирует. "Новая газета" у него как громоотвод: все молнии стекают как струи дождя по водосточной трубе, хотя молнии подчас нешуточные.

Но я не черные шары в лебедевской корзине взялся подсчитывать (и сравнивать их с количеством белых), а пытаюсь проанализировать сказанное Лебедевым по поводу белой Панамы, пушистого Путина и лохматого Запада.

Почти сорок минут Лебедев на все лады распевал одну мелодию (а я слушал): как, мол, можно упрекать в экономических преступлениях путинскую Россию и путинских же друзей по общаку, когда экономика функционирует по западным лекалам? Мол, российские преступления столь малы, что и говорить о них нет смысла фоне того, что Запад (прежде всего, Америка) наваривают на всем на порядок больше. А кто больше наваривает (и устанавливает правила игры) с того и спрос, как с взрослого.

Казалось бы, о чем базар: Россия во многих смыслах - придурковатый недомерок Давид, взявшийся сражаться с переростком Голиафом. И капитализм русский списан с мифа о диком западном капитализме. И Путин пытается подражать не Ким Чен Иру, а Западу с кольтом в правой руке.

Я менее всего хотел бы мифологизировать западный или американский капитализм, противопоставляя его в роли рая запущенному путинскому аду. Но есть в рассуждениях Лебедева один, но важный системный изъян. Изъянов-то, точнее, много, но один важнее и принципиальнее прочих. Лебедев очень походит на нерадивого адвоката, который решил защищать вора известной мантрой, что это не вор, заблудшая душа, виноват, а социальная система, воровство и конкретного вора породившая. Социальная система, действительно, больше виновата, но воровать-то все равно грешно. Боженька ушки отрежет. И сколько бы мы не пели, что надо систему менять, а потом с конкретного человека спрашивать, ни в одной социальной системе с этим не согласятся. Ты украл, значит, ты и есть вор. Возможно, и для каждой социальной системы найдется свой Ленин, Владимир Ильич, но за нарушение уголовного кодекса ответит не мумия из мавзолея, а ты, укравший или убивший ни за грош.

Не нравится параллель с Ильичом и социальными язвами капитализма, добро пожаловать в популярную теологию. Рассуждения Лебедева, что бессмысленно осуждать российские преступления и путинских приспешников, а надо мол, спрашивать с заокеанских хозяев мира, можно уподобить поступку человека и всевидящему оку всевышнего. Мол, что с человека спрашивать, если ему бог попускает? Может ли волос упасть с головы человека без божественного волеизъявления? Нет, не может. Поэтому нечего с Путина и его команды зиц-председателей спрашивать, когда у нас есть США и их суровые вожжи в руках.

Хорошая была бы отмазка, кабы не была бы глупой и противной. И было, конечно, утомительно смотреть на бубнящего Лебедева и бьющегося как рыба об лед Фишмана, который искал как бы опровергнуть Лебедева, но все не находил слов, думая, возможно, о "Новой". Но как бы ни нравилась "Новая" (если она нравится), но не искупление она грехов настоящего и будущего. А Фишман не нашел слов, потому что в правилах российского либерализма черное и белое не называть, то есть о происхождении денег и капитала не говорить. Лучше пусть проклятая Америка за все ответит, чем залоговые аукционы и партийный и номенклатурный джокер при игре в приватизацию.