Вы здесь

Не пойман - не вор, или Разговор с небожителем

Стоит ли идти разговаривать с Путиным либеральным писателям из числа «Лиги избирателей»? Ответ на этот вопрос дал сам Путин вместе с редактором видеоролика для бедных, который оборвал открытую часть разговора нацлидера с главредами на эффектной ноте из суровой отповеди Путина Венедиктову: «А я не шучу». Бессмысленно пытаться обыграть шулера, играя его же крапленой колодой. Это пока удалось только музыканту Юре Шевчуку, и то потому, что его бескомпромиссные вопросы оказались для Путина неожиданными и вышли очень короткими и концентрированными. Попытка разговаривать с Путиным вальяжно под кагэбэшную камеру, которая показывает то, что хочет хозяин, и ровно столько, сколько ему это выгодно, обречена на провал.
Или надо трендеть непрерывно что-то вроде «Вы – сурковская пропаганда», или «Как кто убил? Вы, сударь, и убили-с». Либо, будьте уверены, из длинной беседы настригут ровно столько ваших ляпов, сколько вы допустите (а без ляпов живого разговора не бывает). Все остальное ваше умничанье окажется за кадром.
Что общего между сервильным Фадеевым, трусливым Кулистиковым, осторожным Ремчуковым или неповоротливым Венедиктовым? Они не смогли сохранить лицо, задавая свои вопросы опытному резонеру В.В. Путину. Понятно, что у каждого была своя задача: у Фадеева и Кулистикова – лизнуть Путина так, чтобы это было не очень заметно окружающим и сошло бы за уважительное вопрошание. У Ремчукова – обычная для него осторожность, желание сказать дозированную правду, но в такой обтекаемой упакованной форме, что эта правда – либо оказывается несущественной, либо не вполне понятной аудитории. То есть тем, кто Ремчукова знает, ясен его вопрос о справедливом российском суде – когда, мол, наконец? Но без уточнения, что вы-то, батенька, с вашими присными, и есть главное препятствие на пути становления независимого правосудия, вопрос позволил Путину тут же, обыграв оппонента, очутиться вместе с ним на одной стороне. Мол, и Ремчуков за честный суд, и Путин туда же. А вот то, что именно нечестный суд, прежде всего, и позволяет оставаться у власти жуликам и ворам из путинской команды, это ушло в песок. Снова в минусе Ремчуков.
Но обиднее всего провал Венедиктова. Или Мукусьев не научил его беречь эфирное время (зачем эти вальяжные и пустые рассуждения про вопросы образования – с человеком, укравшим у страны свободу, можно обсудить и что-то более существенное, если только не хотеть легитимировать автократа, специально говоря с ним на нейтральные темы). Или у него приступ ремчуковской болезни – желания усидеть на двух стульях: честного рассудительного человека, при этом удивительно комфортного для любой власти, по причине того, что готов всегда и о чем угодно рассуждать, только не о веревке в доме повешенного.
Увы, Путин вместе с редакторами ролика переиграли всех, кто оказался под рукой. Понятно, что переиграют всегда, пока ножницы цензора у них в кармане – потому и зовут на протокольные мероприятия, чтобы использовать любого, стреноженного протоколом, в целях пропаганды широты взглядов нацлидера. Потому и обращаются к вежливым литераторам, справедливо надеясь, что те не будут с места в карьер лепить правду-матку в лицо, а окружат свои оппозиционные интеллектуальные речи вежливыми церемониальными узорами, которые-то и пойдут в дело.
И это при том, что Путин, отвечая на вопросы главредов, несколько раз подставился очень неосторожно, в том числе, когда рассуждал о том, что народ наш российский не верит лживой приватизации, которая была осуществлена путем обмена места у власти на так называемую общенародную собственность. Путин исполнил арию в духе держи вора. Мол, они использовали свое близкое к власти положение, из чего следует, что я – не они. Ведь если я говорю о них так нелицеприятно, значит, я другой. Они – воры, я – честный Робин Гуд, справедливый экспроприатор. Но в том-то и дело, что ты первый среди прочих. Дело даже не в том, сколько на самом деле у тебя запрятанных подпол разными Гунворами миллиардов, а в том, что ты получил власть ровно в соответствии с той же формулой, с какой бывшие кагэбэшники и комсомольцы конвертировали административную властью в финансовую. Ты точно так же использовал свое положение близкого к телу царя постельничего, чтобы получить то, что должен был получить только благодаря честным выборам. А их не было, поэтому первое, что ты начал делать, захватив власть как незаконный преемник, - это зачищать информационное поле, уничтожать свободу СМИ, делать суды еще более гибкими и покорными, дабы правда больше не резала никому глаза, благо пресловутые ножницы цензора всегда были именно у тебя в руках.
Иначе говоря, разговор небожителя с вежливыми, покладистыми и усталыми от жизни главредами доказал, что Путин на протяжении всей своей политической карьеры делает одно и то же: усмиряет диких мустангов, вместо которых ему подбирают давно объезженных, сытых и немолодых лощадей. Никакого Путина 2.0 не будет и быть не может, а человеку с серьезной репутацией не гоже выступать в виде дурака в польском преферансе – играть-то все равно не дадут. Да и большой ли толк с ворами обсуждать Уголовный кодекс?