Выбрать страницу

Новое величие как перископ

Солнце грело, трава, оживая, росла и зеленела везде, где только не соскребли ее, не только на газонах бульваров, а судья Люблинского районного суда Александр Маслов долго, стирая пот с лица, фирменной скороговоркой, с нараставшей брезгливостью, зачитывал документы дела «Нового величия» о том, как молодые люди познакомились, как обсуждали ситуацию в России ненаглядной, типа, воздуха мало, душно, Путин — вор, справедливость не ночевала, как тучка золотая, так жить нельзя; как Руслан Д. внедрился в компанию юных идеалистов, стал склонять фигурантов к оформлению организации и ее радикализации, как снимал на деньги неизвестного происхождения офис для придания делу более рельефных подробностей (почти наверняка чёрная касса ФСБ). И поэтому мало кого удивило, что в результирующей части обвинения он приговорил Руслана Д. (известного как Родион Зелинский), Максима Расторгуева и Юрия Испанцева (еще двух внедрённых оперативников), а также группу следователей и надзирателей, числом 127 человек, пытавших подследственных, — прогнать к через палочный строй, пока кровью суки не умоются, а тех, кто выживет, разжаловать в николаевские солдаты сроком на четверть века, председателя Московского городского суда Ольгу Егорову — медленной скоростью в столыпинском вагоне в публичный дом города Евпатория, в армянский квартал, для постоянного местопроживания, министра внутренних дел Колокольцева — в шпицрутены и в каземат Алексеевского равелина в ножных кандалах (специально для этого реанимировать) на пожизненный срок, пресс-секретаря Дмитрия Пескова в солдаты и в гарем Кадырова работать жопой без устали, а бывшего президента Владимира Путина… Говно, а не приговор, отстой, закричал кто-то истошно голосом то ли Ильи Яшина, то ли Дмитрия Гудкова, четвертовать, чтобы другим диктаторам не повадно было, и то за изнасилование эпохи это — минимум миниморум. — Только давайте без революционной законности, у нас независимый суд, не будем устраивать охоту на ведьм, мы уже исчерпали лимит на насилие, устало ответствовал судья Маслов, русский суд — самый, запнулся, а потом оглянулся назад на тишину забитого до упора помещения, только что гудевшего как улей в микрофон: один конец комнаты был занят возвышением, к которому вели три ступеньки, с правой стороны на возвышении стояли в два ряда стулья, а задняя часть вся была занята скамьями, которые, возвышаясь один ряд над другим, шли до задней стены. А там — чуть ли ни чёрная дыра и какая-то пустота, закручивающаяся то ли воронкой, то ли чем-то похожим на стрекозу на велосипеде, а может, на знак бесконечности в профиль.

 

Персональный сайт Михаила Берга   |  Dr. Berg

 

 

© 2005-2020 Михаил Берг. Все права защищены   |   web-дизайн Sastasoft 2005 - разработка, поддержка и продвижение сайтов.