Выбрать страницу

Новое на сайте:

Библиотека Кеннеди, старина Хэм и самый преступный район Бостона

Библиотека Кеннеди, старина Хэм и самый преступный район Бостона

Это видео об одном месте в районе городка Дорчестер, где расположен Массачусетский университет, библиотека Джона Ф. Кеннеди и музей-архив Эрнеста Хемингуэя. А также вид на Атлантический океан, очень похожий на то, что можно увидеть на Карельском перешейке в районе пляжей от Ольгино до Зеленогорска, где вид на море перегораживает силуэт проступающего из тумана Кронштадта, а слева виден город.

Валдайская речь Путина как путеводитель по фильму Джон Уик 3

Валдайская речь Путина как путеводитель по фильму Джон Уик 3

По большей части термин «пятая колонна» — не более, чем пропагандистский жупел, принципиально далекий от тайной силы генерала Моле, наступавшего на республиканский Мадрид четырьмя колоннами и надеявшегося на помощь изнутри Мадрида.

Пятая колонна Путина в Украине

Пятая колонна Путина в Украине

По большей части термин «пятая колонна» — не более, чем пропагандистский жупел, принципиально далекий от тайной силы генерала Моле, наступавшего на республиканский Мадрид четырьмя колоннами и надеявшегося на помощь изнутри Мадрида.

Похороны репутации, или Еще о пропаганде

Похороны репутации, или Еще о пропаганде

Пару дней назад я услышал военного эксперта, чье интервью не было пропагандой. Я был настолько изумлен, что перемотал назад, дабы записать имя эксперта: Игорь Раев. Он отвечал на вопросы Тихона Дзядко в программе Здесь и сейчас на Дожде и в какой-то момент, что-то уточняя по поводу отношения к факту, который его попросили прокомментировать, сказал, что отношение будет зависеть от того, на чьей вы стороне.

Война как метафора

Война как метафора

В какой-то мере война — материализация метафоры. Если попытаться понять, какую метафору реализует Путин, то может показаться, что таких метафор несколько, они в какой-то степени сменяют друг друга, в какой-то существуют одновременно. Но основная метафора Путина – нацистская Украина.

Почему Ельцин выбрал Путина, а тот начал войну

Почему Ельцин выбрал Путина, а тот начал войну

Попробую уточнить некоторые детали в развитие предыдущего текста об агрессии, которая начинает войны, но и заканчивает их. И попутно отвечу на ряд возражений и замечаний, в которых, если я правильно понял, меня упрекали за нивелирование политических, социальных и моральных аспектов.

Война и ее окончание

Война и ее окончание

Как может закончиться война в Украине и как меняется отношение к ней российского общества? Это один из принципиальных вопросов, и не случайно, ответы на него разнятся в зависимости от нынешнего положения отвечающего и его планов на будущее. Медуза опубликовала интервью с Кириллом Роговым, в котором он в очередной раз заявил о недоверии к цифрам социальных опросов о поддержке войны (а эти цифры после начала мобилизации понизились весьма незначительно), обозначая неудобный для себя результат вынужденным консенсусом.

Тетки-церберы как еще одно лицо войны

Тетки-церберы как еще одно лицо войны

Поддержка Украины в войне с Россией, где Украина — жертва неспровоцированный и жестокой агрессии, не означает поддержку всего, что происходит в Украине. Там продолжают жить разные люди, с разными политическими убеждениями, как вполне либеральными, так и крайне националистическими. И то, что они все оказались жертвами варварской путинской войны, не означает принятие любых политических платформ. То есть своеобразное неразличение лиц, слипающихся в один комок жертвы, глубоко ошибочно.

 

 

 

 

Персональный сайт писателя Михаила Берга  |  Dr. Berg

© 2005-2022 Михаил Берг. Все права защищены   |   web-дизайн Sastasoft 2005 - разработка, поддержка и продвижение сайтов.