Вы здесь

Голос Америки. Романтик Березовский и реалист Путин. А. Пименов

Голос Америки

Процесс шел: до поры – не без участия владельца Первого канала. Впрочем, Березовский участвовал в тогдашних политических баталиях не только в этом качестве. «Борис Немцов, – вспоминает Михаил Берг, – рассказывает в своей книге, как посетил Березовского в больнице в девяносто девятом – за несколько месяцев до выборов. И в частности – о том, как, еще не дойдя до палаты, он услышал крик “великого манипулятора”: “Понял! Понял!”. Что же понял Березовский? Оказывается – что для победы “Единства” (из которого позднее вылупилась “Единая Россия”) во главе партийного списка – в дополнение к Шойгу и борцу Карелину – нужна женщина-мать. Тогда, считал архитектор операции “Преемник”, комбинация сойдется».

Конец сказки

Комбинация сошлась. «Этому человеку, – продолжает писатель, – нравилось добиваться результата. Быть кукловодом целого слоя политиков и молодых бизнесменов. И именно он открыл, что называется, ящик Пандоры, из которого буквально выскочило огромное количество совершенно безнравственных – и политиков, и бизнесменов. Он был первым в этом ряду людей, начавших действовать уже без всякой оглядки на общепринятую мораль. Разумеется, и до него существовали и наперсточники, и устроители фальшивых лотерей. Но он-то играл не наперстками, а людьми, облеченными властью. И в частности, президентом Ельциным и его окружением…»

«Я хорошо помню, – продолжает Берг, – как в ночь после президентских выборов двухтысячного года корреспондент Радио “Свобода” задал Березовскому приблизительно следующий вопрос: ощущает ли он, что в результате манипуляций, возможно – войны в Чечне и похода Басаева в Дагестан, взрывов домов, которые пришлись очень кстати, к власти пришел Путин? На что Березовский заявил: “В мире происходит геополитическое столкновение. Столкновение двух сил. Вы – в том числе и Радио “Свобода” – проиграли вместе со всеми западными силами. А мы – выиграли – выиграли навсегда”. Он был уверен в своей собственной победе».

Как вскоре выяснилось – напрасно. «Березовский ссорился со всеми, – констатирует Овсей Шкаратан, – поскольку всегда подчеркивал, что он – главный. Какой руководитель страны, если он обладает влиянием, обладает кадрами, потерпит человека, желающего вертеть им, как марионеткой? А за Путиным стояли, наконец, почувствовавшие силу офицеры и генералы КГБ».

Человеческое измерение

Так архитектор операции «Преемник» оказался в эмиграции. «Эмиграция серьезного человека, – продолжает аналитик, – означает создание оппозиции. Разработку программ развития, противостоящих правительственным. Ведь опыт-то построения зарубежных структур был огромный – и в том числе на базе Лондона! Писали бы книги, давали бы идеи. Но вот идей Березовского я что-то не слышал. К настоящей деятельности за границей – не вертеть делами “семьи”, а быть политическим лидером в изгнании – он оказался неспособен».

Быть так близко от власти – и потерять ее? «Это так характерно для истории, – убежден Берг, – в качестве тарана используется что-то острое, но когда дверь вышибли, таран больше не нужен». Не следовало ли загодя не заглянуть в учебник истории? «Многие, – продолжает писатель, – говорят, что при всей своей изворотливости он был невероятно наивен. Увлекался людьми, видел их не такими, каковы они в действительности, а такими, какими он хотел их видеть». Олигарх-романтик? «Без сомнения, – считает Михаил Берг. – Ведь романтик – не тот, кто собирает цветочки на лугу. Романтик – это человек, заменяющий реальность мыслительными конструкциями. И в какой-то момент оказалось, что его мыслительные конструкции совпали с желаниями целого экономического и социального слоя. Люди это чувствовали, какое-то время повиновались, но потом – выпрямлялись в полный рост».