Вы здесь

Законы шута горохового


Принятие в первом чтение закона о возможном запрете для россиян выезда за границу показательно, как этап борьбы между оголтелыми ястребами в окружении Путина и осторожными консерваторами (они превратятся в голубей при смене режима, следите за руками).

Понятно, чего хотят ястребы: репрессий, тоталитарной простоты и/или войны. Не гибридной, как в Украине, а в полный рост. Понято, почему сопротивляются осторожные консерваторы: репрессии и война - очень опасные политические приемы, сужающие пространство для маневрирования. Последнего Путин явно не хочет, поэтому гайки закручивает постепенно и, конечно, чужими руками. Но гайки все-таки закручиваются, и, следовательно, резонен вопрос: а есть ли у гаек предел, за которым может начаться непредставимое, в том числе более массовые репрессии?

Путин это хорошо понимает и пользуется гаечным ключом дозированно, а делегирует свою роль подмораживания России политическим фрикам.

Кстати сказать, это очень интересный феномен новой (старой) российской истории. Резервирование важного политического места для персонажей, вызывающих у публики ощущение безумия и клоунады.

Поиск необходимых клоунов, политических шутов начал еще Горбачев: при нем КГБ стал лепить разные националистические движения вроде " Памяти" Васильева, из которой вышли и РНЕ Баркашова, и другие. Уже тогда было понятно, какими чертами должен обладать политический клоун: он должен пугать интеллигенцию крайне правой националистической идеологией и при этом вызывать ощущение невменяемости. Будто он все это не всерьез, а так, притворяется.

Очередная попытка оказалась удачной - появился Жириновский. Проект уже ельцинской эпохи. Он стал олицетворением скоморошьей ипостаси власти. Царь-шут, псевдо-юродивый. Поэтому был узнан (шутовская природа власти есть и в Иване Грозном, и в Петре I, и в Сталине, да и в Путине есть элементы политического паясничанья, а его местоблюститель, президент/премьер Медведев – просто политический дурачок) и получил всенародное признание практически сразу: клоун-черносотенец.

Почему черносотенец - понятно. Власть для создания иллюзии устойчивости нуждалась в позиции центра, а для этого необходимы полюса правого и левого радикализма. С левым полюсом власть определилась, он был зарезервирован за КПРФ. И власть правильно понимала, что в зюгановском старперском варианте эта левая идея (безусловно, фальшиво-левая, шутейный коммунизм) будет безнадежно  дезавуирована.

А вот правый радикальный полюс, желанный, лакомый и для самой власти, был с самого начала рукотворный. Да, быть русскими националистами очень хотелось (тут, как приз, поддержка и энтузиазм миллионов), но было понятно, что Европа этого никогда не примет. Поэтому острием праворадикального копья назначили клоуна. От него легче откреститься и его проще сдать в утиль, если очень заиграется.

Сегодня, при Путине, на этом полюсе тесно - множество маленьких Жириновских: власть не хочет усиления одного большого и популярного политического шута и устраивает между ними конкуренцию, понижающую значение клоуна-прототипа. Яровая, Мизулина, Федоров, Милонов - эти и другие лидеры гибридного нацизма представляют собой разные варианты праворадикального безумия, позволяющего власти быть не прямым участником правого поворота, а как бы зрителем. Мол, сам народ сошел с ума и хочет придурков в виде вождей. Что можно поделать: народ их выбирает, они соревнуются между собой, кто из них больший имперец и подлец, но ведь это они, а не мы. Демократия клоунов, так сказать. Многополярный мир.

Понятно, что Кремль манипулирует этими петрушками, дергает за ниточки и заставляет плясать те танцы, которые сами и придумывает. Повторим, что все клоуны - депутаты, то есть народные избранники. В правительстве такой позиции резонно не предусмотрено. Правительство только исполняет, а вот законотворчество - думская забава. Попутная, факультативная задача - дискредитация демократии и парламентаризма, но именно попутная. Основная цель - постепенное опускание России в кипящий котел русского национализма с имперской косточкой для наваристости. И депутаты-шуты со своей ролью справляются.

В принципе для осознания того момента, когда гайки закручены до предела и скоро начнется сеанс для взрослых, карты уже открыты. Если закон, отдающий безумием, как вонючая тряпка под раковиной, предложит не клоун, а осторожный респектабельный консерватор, значит, запахло жаренным.

Сегодня осторожные консерваторы, понимающие, чем грозит усиление и расширение репрессий, противостоят скатыванию России в жесткий национализм в своих интересах. При потере управляемости они будут уже не нужны. Путин же пытается рулить двумя прямо противоположными процессами: закручиванием гаек с неизбежной перспективой репрессий и сдерживанием этого движения из-за страха потери управляемости. Если переводить эту ситуацию в физическую плоскость, то действие инерции однозначно: вернуть с полпути падающий шкаф практически невозможно.

Так что следим за клоунами: их реприза - угроза и предупреждение. Когда полк Симеонов Бекбулатовичей будет объявлен официально шутейным и уйдет в запас, настанет грозная пора. Опала Жириновского и детей лейтенанта Шмидта – команда «приготовиться» к приказу, строчки которого убивают: нахлынут горлом и убьют.