Выбрать страницу

Это не обман или страх, а проще (на примере блондинки Насти Васильевой, хотя не только)

У многих в полемическом задоре возникает соблазн упрощать объяснение поведения или слов тех, кто нам не нравится. Типа, сегодня российское общества запугано и поддерживает войну и репрессии из-за страха. А формируют политику путинского режима те, кого именуют пропутинской элитой или информационной обслугой, опять же из-за страха и денег.

Корыстолюбие – один из наиболее употребляемых мотивов, объясняющих поведение. Потому что не только позволяет объяснить происходящее, но и поднять свою собственную позицию в собственных глазах: мол, я бедный, потому что честный и непродажный.

Или дала интервью глава Альянса врачей Анастасия Васильева пропутинскому пропагандисту, и тут же появляется версия о том, что власть взяла в заложники ее детей, чем и вынудили ее дать интервью, бросающее тень на Навального. Однако на самом деле есть куда более простое и намного более адекватное объяснение этих мотивов поведения – и это не страх, не деньги, не паталогическая лживость или ложь во спасение, а — самообман. Причем, даже самообман звучит довольно-таки грубо, и я воспользовался этим словом, чтобы просто перейти от еще более контрастных и эмоциональных понятий типа страха к куда более адекватному и точному. И основанному на тех психологических практиках, которые позволяют всем нам – да, да, именно нам, а не им, на кого мы смотрим сверху вниз, как на пораженных страхом (а вот мы не боимся) и продавшихся преступному режиму (а мы не продаёмся, возможно, правда, нас никто не пытался купить или пытался не слишком энергично) и так далее.

На самом деле все мы существуем в рамках психологического пузыря, позволяющего так интерпретировать собственные действия, чтобы возвышать себя или, по крайней мере, не падать в собственных глазах. А если и падать, то не стремительно и сокрушительно, а с той скоростью, которая позволяет подстелить сто или сколько нужно слоев соломки.

Те, кто будут критиковать наше или чье-то поведение, опять будут стараться втиснуть нашу мотивацию в механизм наиболее употребительных универсальных открывашек: страх и деньги. Но на самом деле деньги, как уже понятно в результате нашего жизненного опыта предлагают далеко не всем, а вот страх или наглый обман, даже если речь идет о прожжённых пропагандистах или политиках, куда вернее замещены самообманом.

Причем речь идет не о молодой женщине, судьба которой свела ее с Навальным, у них, возможно, случился (или не случился) роман, в рамках которого она была шокирована сексуальными практиками партнера, так как раньше никогда не занимала в сексе пассивную позицию и вроде как все контролировала, а потом оказалось отвергнутой, забытой и вынужденной объяснять свое поражение (в собственных глазах, нас на самом деле куда больше интересует взгляд на самих себя, ибо он куда болезненней, чем взгляд посторонних) такой картиной мира, которая бы оставила для нее возможность как можно меньше потерять.

Но бог с ней, обиженной блондинкой из, как она сказала, не помню, хорошей семьи или порядочной семьи? – как будто такая семья только у нее или только она зачищается от унизительных поражений такой их интерпретацией, которая позволяет не слишком упасть в собственных глазах, а даже подняться над линией горизонта, то есть общим мнением.

Любой пропагандон, типа дубоголового Соловьева или Киселева, любой политик или чиновник, типа Патрушева, Сечина или самого Путина – не прожжённые обманщики, хотя те или иные их утверждения могли бы быть истолкованы в качественном суде как ложь. Так вот даже они не столько лгут и обманывают других, сколько строят такую систему объяснения своих поступков, которую другие резонно обозначили бы как самообман. Хотя самообман – это очень внешняя и поверхностная система описания мотивов поведения, потому что – повторим – не только они, эти изверги рода человеческого (почему бы не воспользоваться таким узором), не столько обманывают других, сколько нуждаются в построении такой системы объяснений собственных слов и поступков, чтобы быть не извергом, а, например, спасителем или рыцарем на белом коне (как мы любим этот цвет невинности и правды).

И дабы не тормошить понапрасну образ мирового злодея или его подручных, опять же проанализируем этот механизм на примере яркой блондинки из Альянса врачей, которая после истории с Навальным оказалась перед необходимостью так объяснять всю эту историю, в которой она оказалась потерпевшей (по крайней мере, в собственных глазах), чтобы можно было хотя бы натянуть на произошедшее резиновую и тянущуюся во все сторону маску по имени опыт и так поменять роли в ее тандеме с Навальным, чтобы это не она оказалось безмозглой и наивной дурочкой, а Навальный, обуреваемый странной триадой – власть, еда и секс – оказался ниже ее, дабы этот ракурс поднял ее в собственных глазах.

То есть ей кажется, что она полностью дискредитирует Навального, если вычленяет в его мотивации политические или властные резоны, в то время как она, как ей кажется, в рамках того же самообмана бескорыстна и просто любит людей, как будто бы политика – это что-то ужасное, как стремление к власти, что на самом деле просто свидетельствует о ее начальной интеллектуальной подготовке, не равной задаче.

Или вот она объясняет причину поддержки войны в Украине, которую она в рамках российских узаконенных практик именует СВО, и очень удобно для нас использует примерно ту же процедуру, которую проделывают как российские политики, так и российские граждане, вынужденные объяснять, зачем бомбят жилые дома и убивают мирных граждан.

Она, полагая, что сделала удивительное открытие, перечисляет примеры украинского национализма, делая акцент на наиболее болезненных для тех русских, которые хотели бы жить в Украине как при советской власти, когда русские были доминирующей нацией, а после развала совка доминировать перестали. Видно, что Васильева серьезно подошла к этой проблеме, и прочитала куда больше тех, кому не надо было залечивать любовные раны, и многое из того, о чем она упомянула, имело место. То есть и ограничения, касающиеся русского языка и русской культуры (большая часть после захвата Крыма в 2014, но кое-что и раньше). Сомнительный пантеон героев из состава ОУН, запятнавших себя еврейскими погромами и прочее. Но если это все имело место, то в чем ошибка? А ошибка в том же месте, где делает ее и Путин: от того, что в Украине существует украинский национализм, в том числе радикальный, он не превращается в нацизм и не позволяет одной стране нападать на другую. Скажем (дабы не все показывать на России), в Америке существует множество националистических и расистских объединений, типа ККК, борцов за чистоту белой расы и других, активированных тем же Трампом, но это не означает, что кто-то, например, Индия или Пакистан, а то и Северная Корея имеют право напасть на Америку с криком: а зачем они негров линчевали?

Да, мы можем не любить (да и не любим) чужой национализм (или вообще никакой), но он не превращается от этого в законную цель для войны другого государства. И Путин не трансформируется в защитника русского населения в Украине, введя туда свои войска, ибо перечисление неприятных черт какого-то человека не становится оправданием нашего нападения на него.

И я говорю об этих очевидных вещах так подробно, чтобы объяснить, что Путин и вместе с ним десятки миллионов российских граждан (а среди них и Анастасия Васильева) не просто нагло обманывают или пытаются отретушировать собственную ложь. Нет, они сначала, благодаря не такой и простой интеллектуальной работе, создали такую версию реальности, в рамках которой они не преступники или трусы, а честные фраера, у которых есть конечно претензии к своему пахану, но они готовы эти претензии предъявлять после войны или победы, а не сейчас, когда они и их страна сражается за правду. Потому что – повторим – и Путин, и все остальные, кто с ним в одном ряду – не трусы и лжецы, не купленные (хотя деньги здесь играют особую роль, но слишком долго объяснять какую), а люди, выстроившие систему объяснений, в результате который они на светлой стороне. И, переместив себя на светлую сторону, они будут пренебрегать противоречиями не потому, что их не замечают, а потому что и на противоречия есть свой хуй с винтом и жопа с закоулками, то есть такое объяснение, которое все противоречия временно обнуляет.

И хотя мы с вами, друзья, не путинисты, и желаем путинскому режиму кирдык с переворотом в самом скором будущем, наши объяснения собственного поведения практически ничем принципиальным не отличаются. То есть поведение отличается, и какой-нибудь Высший Королевский Суд в Лондоне это бы подтвердил, но вот психологический механизм объяснения и оправдания себя у нас один на всех, и мы за ценой не постоим.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Персональный сайт Михаила Берга   |   Dr. Berg

© 2005-2024 Михаил Берг. Все права защищены   |   web-дизайн Sastasoft ©2005