Выбрать страницу

Гагарин — Белка и Стрелка

Борхес утверждал, что самые простые вещи это те, что открываются в последнюю очередь. Полёт Гагарина к ним не относится. То, что это событие, по горло погруженное в пропаганду, было понятно сразу. По иронии судьбы я учился в институте, который теперь называется Аэрокосмической академией. Таковы были последствия учебы в математической школе и мечты о небе моего отца. Я испытывал отвращение к пафосу, небу, всему советскому и Гагарину, как пешке в игре советских символов, в первую очередь.
Моя жена, которой я испортил кайф от советского патриотизма уже в девятом классе, вспоминает, что известие о полёте Гагарина достигло ее, как игла бабочку, на занятиях бальными танцами во Дворце пионеров на Невском, и они всем пионерским кагалом высыпали на Невский и пошли по нему, что-то крича, уверенные, что выражают собственные чувства, а не воплощают планы Суркова тех лет.
Так как энергия заблуждения не была израсходована маршем по Невскому, они с подружками написали десятки записок: «Гагарин первый в космосе! Ура!» и запихали их в почтовые ящики парадных своих домов, что на Псковской улице. Тогда они были такие металлические, с искореженной потерянными ключами крышкой с облупившейся краской. Одновременно обсуждали между собой, что Гагарин — скорее всего, уголовник, осуждённый к пожизненному. Кому как не преступнику без будущего зарезервировано место в космическом корабле с точкой приземления на кладбище? Только его и не жалко. Этого противоречия — уверенности, что Гагарин — это такая Белка и Стрелка из тюремных бараков, и гордости за первого советского человека в космосе — его не было. Как и понимания, что не жалко никого и никогда, это и есть формула пролетарской власти.
В принципе ничего не изменилось. Гагарин — это такой Путин шестидесятых годов, он грозит из космоса буржуям, потому что он — первый, а все остальные потом. Это главное — быть не лучшим, не умным, а первым, хоть тушкой, хоть чучелом пересечь финишную ленточку, первым уколоться Спутником, первым ощутить восторг от причастности, быть в толпе, вдыхать запах чужого пота как истину. Кидать понты, колотить. А дальше хоть трава у дома ни расти.

 

 

 

 

 

 

Персональный сайт писателя Михаила Берга  | Dr. Berg

 

 

 

© 2005-2021 Михаил Берг. Все права защищены   |   web-дизайн Sastasoft 2005