Выбрать страницу

Хам, гуляющий по русскому буфету

Агрессия России и продолжающаяся война в Украине принесла не только множество страданий для украинского населения, но также репрессии и подавление почти всех симптомов свободы для тех русских, которые ненавидят эту путинскую войну, но оказались заложниками ее внутри России или вовне, если смогли уехать. Они вынуждены оппонировать власти, понимая и свою ответственность за войну, и это двойное давление делает их позицию уязвимой, хрупкой, слабой и подчас не проговоренной.
И тут я хотел бы обратить внимание на, казалось бы, факультативный, но на самом деле болезненный аспект интеллектуального существования русских, выступающих против войны. Не только Путин превращает их в париев, ждущих, когда очередь от давящего пресса репрессий дойдет и до них, но и весомая часть украинского общества, не желающая различать позиции внутри российского общества и навязывающая всем, кто говорит по-русски, ярмо коллективной вины по принципу: все русские — имперцы, и их либеральность лишь защитный и фиктивный флер, рано или поздно сползающий как маска.
Да, юридически навязывание коллективной вины всем русскоговорящим, юридически говоря, ничтожно, но психологически болезненно и по-разному переживается носителями языка, живущими с внутренним чувством вины, так как не предотвратили сползания страны в тоталитарную (или движущуюся в сторону тоталитаризма) диктатуру, но при этом чувствующие навязывание им ощущения второсортности, неполноценности, преступности, накрывающего их с головой по мере продолжения жестокой войны в Украине.
И здесь я бы хотел обратить внимание на, возможно, не главный, но яркий аспект культурного самоощущения русских, оппонирующих путинскому режиму, это доминирование в соцсетях русскоговорящей части украинского общества, использующей соцсети для самоутверждения и самооправдания с помощью называния второсортности и преступности тех российских граждан, которые годами использовали тот же фейсбук как пространство, оазис личной свободы, защищенный от давления путинской власти.
Я далек от обвинения всех или даже русскоговорящих украинцев в культурной невменяемости, среди украинцев, как и среди любой нации, есть умные, сдержанные, интеллектуально точные. Но в той же русской части фейсбука доминируют не они, а хамоватые, крикливые, эмоционально невыдержанные и интеллектуально некорректные русскоговорящие украинцы, по большей части тоже эмигранты. И их позиция, будем честны, психологически уязвима: в то время как их страна воюет, они обретаются в эмигрантском далеке. И дабы уменьшить это чувство вины, используют тот же фейсбук для унижения тех, кого они именуют хорошими русскими, то есть русскими, осуждающими войну, но не так канонически, как им бы этого хотелось.
Они редко пишут и размещают авторские посты, их стихия – это комментарии под постами тех русских, которых они спешат обвинить в имперскости, в ответственности за войну, в тайном русском великодержавии, маску которого они якобы постоянно и азартно ищут и срывают. И здесь в пространстве реплик они с пышущим негодованием выводят на чистую воду тех, кто осуждают войну не так канонически, как им бы хотелось, или позволяют себе оттенок критичности в описании той или иной стороны украинской политики.
Как опытные начетчики, не способные различать интеллектуальные оттенки, они строят свои гневные отповеди по одной и той же схеме: как имярек позволяет себе иметь критическое мнение по тому или иному аспекту идущей войны, если Россия – агрессор, несущая смерть и страдания сотням тысяч мирных украинцев, а вы вместо того, чтобы сдержать агрессора, позволяете себе критику, разрешенную только изнутри, а никак не со стороны тех, кто повинен в этой войне по принципу рождения, носителя языка или принадлежности к русской культуре?
В какой-то степени тех украинцев, которые оказались за границей и ощущают вину, ибо покинули свою воюющую родину, можно понять, если бы только не хамский, безапелляционный тон хозяев жизни, все знающих лучше именно потому, что горизонт образования не позволяет им разглядеть то, что выше этого горизонта.
В какой-то мере это доминирование хамского и крикливого контингента в русскоязычных соцсетях похоже на ситуацию, в которой в результате октябрьской революции 1917 на политической и культурной сцене появился хам-пролетарий, мало что знающий, но ощущающий себя хозяином этой сцены по принципу рождения и социального происхождения. Это оборотная сторона той народной революции (по определению певца анархизма В. Волина), которая и состояла в выходе на авансцену пролетария, гегемона, человека без образования, но со статусом хозяина жизни. Волин называет
это неизвестной революцией, но для нас важно, что похожие процессы сегодня происходят и в русской культуре, которая пытается интеллектуально противостоять путинской войне в Украине, но не готова – по принципу культурной вменяемости – упрощать все аспекты сегодняшней драматической ситуации из-за кровавой войны, начатой их страной. То есть превращать осмысление в пропаганду.
Если посмотреть на наиболее видных российских интеллектуалов, в основном эмигрировавших из-за угрозы репрессий, то почти все из них либо предпочитают говорить лишь о путинском режиме, всесторонне и подчас изобретательно исследуя его трансформацию в результате войны, и либо избегающие говорить об Украине, либо говорящие сугубо в пропагандистском тоне, дабы обезопасить себя от возможных упреков со стороны бдительного ока той крикливой и эмоционально невоздержанной части украинского общества, которое взяло на себя добровольную ношу цербера и цензора, следящих за соблюдением канона: во время войны агрессор виновен во всем, а жертва – свободна от каких-либо упреков, так как упрекать в чем-либо жертву аморально.
Но я сейчас не о проблемах лидеров общественного мнения, которые в некотором смысле привычно заменили присягу верности либеральному аспекту осмысления путинизма, ура-проукраинской позицией, далекой от кропотливого и беспристрастного анализа. Их выбор – дело их совести и интеллектуальной честности, но речь о тех русских, которые не уехали или не обладают трибуной, оккупированной в эмиграции видными либералами, так как именно они подвергаются ежедневному давлению, травле со стороны крикливой и необразованной части украинского общества, следящего за соблюдением канона любви и понимания их воющей родины.
Именно эти русскоязычные и оппонирующие путинскому режиму носители языка и русской культуры вынуждены отступать под давлением хама, гуляющего по фейсбуку в поисках крамолы. И либо вообще отказывающиеся от оценок происходящего, понимая, что любая сложная и неоднозначная позиция будет оценена как пропутинская или латентно имперская. Либо упрощать свои размышления до уровня эзопова языка, непонятного крикливому хаму, завладевшему прерогативами негласного начальственного ока. И, как не сложно и проблематично сегодня противостоять этому двойному давлению, отдавать право на сложное осмысление в угоду хамскому упрощению, вряд ли правильный выбор.
Понятно, что это явление необразованного и крикливого хама – временное, оно длится пока идет война, дающая ему возможность превращать комплекс неполноценности из-за неучастия в войне их родины в комплекс превосходства над всеми русскими, потому что они русские и их страна – агрессор. Но упрощение собственного понимания происходящего из-за страха быть грубо остановленным, одернутым тем или иным комментатором, не понимающим сути и заменяющим все верностью канону, — выбор поражения как линия наименьшего сопротивления.
Именно они сегодня одна из наиболее страдающей части российского общества, интересы которой вообще никто не защищает. И все же вряд ли стоит ждать окончания войны, чтобы смотреть на все ее болезненные и очень часто ужасные аспекты трезво и без оглядки на вездесущего цензора: жизнь одна, и прогибаться под хама – обидная и неверная перспектива.
https://youtu.be/oXA-8KPVjOk

 

Персональный сайт Михаила Берга   | Dr. Berg

 

 

© 2005-2024 Михаил Берг. Все права защищены   |   web-дизайн Sastasoft 2005