Вы здесь

В Рождество все немного ослы



Гуляли сегодня в городском саду в центре Бостона, сад был открыт в 1837 и в нем есть даже две березы: ослепительно белая - гималайская и более похожая на русскую: азиатская белая береза, тоже белая, но серая по сравнению с первой. И ещё одна елка, огромная, конечно, выше той, что когда-то стояла напротив Гостиного двора. И даже той, что стояла напротив ТЮЗа.

В этом Public Garden (саду разбегающихся тропок) вообще половина, на первый взгляд, деревьев старше Пушкина. Но я о другом: на противоположной стороне Бикон-стрит я заметил машину: обыкновенный пикап, в кузове которого был установлен деревянный куб, украшенный с трёх сторон надписями. Чёрный шрифт на белой бумаге, аршинными буквами.
У меня было секунд десять (потом машина тронулась и медленно уехала), чтобы прочесть надпись с одной стороны, запомнил я ее такой: «Христос нигде и никогда не говорил, что стоит отмечать Рождество, тем более, даря друг другу подарки (у тексте было «игрушки», но я так отредактировал) и выпивая за его здоровье. Есть куда более действенные способы проявить себя». Дальше было что-то ещё, но я не успевал прочесть, что-то опять про алкоголь, надпись медленно тронулась в путь к другим вершинам религиозного просвещения. Но последнюю фразу я прочесть успел: «Стыдитесь, люди!»
В принципе ничего в этом странного нет: прохожих с религиозными наставлениями на спине и животе (одевается специальная конструкция) полно. Раз, и прохожий превращается в ходячий лозунг. Да и не критикует практику коммерческих праздников (а Рождество - один из наиболее ярких коммерческих праздников, интерес к которому раздувают торговые фирмы, делающие на подарках и обязательном рождественском обеде состояния) только ленивый. Это не значит, что критики не отмечают Рождество, я вот тоже завтра поеду к двоюродной сестре в соседний штат. Если только снег не остановит меня. Или как пели в перестройку: он вышел родом из народа. Он вышел и упал на снег.