Выбрать страницу

Ворюга или кровопийца

Скорее всего, несколько иной ответ на ультиматум, который Путин, как мятежный демон Кремля, получил от Белого вождя из Вашингтона, заставляет многих формулировать метафизический вопрос в терминах: что это было? Было – не имеет обязательно прошедшего времени, скорее Present Perfect, в смысле было и сейчас есть и, возможно, будет завтра или еще какое-то время в далеком или недалеком будущем.

И популярны два ответа: первый, что кремлёвский демон просто шантажировал Вашингтон, надеясь что-то получить взамен, и пока не получил или просто еще не вечер. А может и получил, неизвестно. И второй: никакой это был не шантаж, и все угрозы, все стрелы  из колчана еще полетят в цель, а вот в какую и когда, не вполне еще ясно.

Эта развилка из двух возможных ответов кажется очень близкой к другой, которую поэт обозначил как выбор между ворюгой и кровопийцей. Ворюгой, конечно, в расширительном смысле, так как вор в старой транскрипции – это тот же разбойник, только с улыбкой на челе. И отличает его от кровопийцы по сути дела лишь наличие или отсутствие мрачного садизма в мотивировочной части. А вот по поводу веселого садизма, вполне, кстати, русского свойства, если вспомнить одну статью первого пролетарского писателя, и здесь все возможно.

То есть поэт, противопоставляя одну ипостась другой, возможно, и противопоставлял мрачного разбойника на католический, например, лад, веселому разбойнику, эдакому Пушкину от заплечных дел мастерства. То есть разбойнику от православия.

Но если возвратиться к конкретному Путину, то здесь все равно есть как бы два берега у одной реки. Сама Москва-река течет себе как нитка за иголкой. А вот берега у нее разные: на одном больше прагматики (это, наверное, мрачный громила-католик), а на другой больше понтов как из выражения: кидать понты, колотить. То есть выбор между двумя ипостасями кремлевского демона идет как бы между выражениями: пиздИт как Троцкий или пИздит как Сталин.

И здесь, пожалуй, та самая загадка о развилке между ворюгой и кровопийцей становится более понятной. Путину – в первом варианте — просто нравится мрачный троллинг, когда кто-то подписывает в трусы при кашле, а он говорит своим: я вам обещал, что они забудут о своем Навальном, так вот уже близко.

Но здесь есть одна важная деталь. Ведь кого не выбирай, ворюгу или кровопийцу, то есть руководителя страны, который врет как сивый мерин (а мы все как бы в виде хора мальчиков, которые верхами подчеркивают линию баса), или готов ответить утвердительно на вопрос, мне ли чай пить или миру провалиться в тартарары, то разница только кажется антагонистической. Потому что такой руководитель – огонь, знаете, как говорят: Абрам Семенович – огонь в этом деле, начнет — и все у него в руках горит.

Так вот у огня, любого на самом деле, всегда есть дымоход. И никакой огонь без дымохода не разгорится (и не я виноват, если вы здесь услышите обертона разбитного анекдота из цикла про армянское радио). И значит, если кто-то собрал вокруг себя любовь пространства, услышал будущего вой, значит, поэт ошибался относительно выбора, и ворюга совсем не противоречит кровопийце, они просто разные формации социализма, и мрачный и веселый разбойник могут подменять друг друга, как сменщики, если это вообще не одно лицо.

И остается только вопрос: как быть с дымоходом? Что обеспечивает бесперебойность пламени, почему оно не гаснет, а если и кажется, что погасало, то на самом деле тлеет. И тлеет так, что обязательно разгорается вновь. Не вчера, так завтра, не завтра, так в четверг. Потому что если есть дымоход, то вопрос пламени – вопрос времени. Гори-гори ясно. Чтобы не погасло. Да оно и не гасло никогда, и не собирается.  

 

 

 

 

Персональный сайт писателя Михаила Берга  |  Dr. Berg

© 2005-2022 Михаил Берг. Все права защищены   |   web-дизайн Sastasoft 2005 - разработка, поддержка и продвижение сайтов.