Выбрать страницу

автобио    карта сайта    контакты

Главная » Проза » Неустойчивое равновесие. Сборник ранних рассказов

Неустойчивое равновесие. Сборник ранних рассказов

Сон

Мать умерла ночью со вторника на среду, как раз перед тем днем, когда Кирюхе последний раз на этой неделе выходить на работу. У работяг из восемьдесят седьмого продуктового свой цикл: пять дней вкалывают, пять дней дома. Заступил Кирюха в субботу, значит, среда...

Прощание

На Удино Петр Васильевич Осташков вернулся помирать. За последние тяжелые годы сдал он основательно и теперь надежды, что как-то удастся вывернуться, уже не держал. Еще полгода назад, после смерти жены (умирала нелегко и долго, полгода не вставала с постели) Петр...

Лыжная прогулка

Они вышли в Тарховке. Прошли по платформе, спустились вниз и, свернув налево, пересекли железнодорожную ветку, не глядя на уходящую с перестуком колес электричку. Их было пятеро, — лыжи давили на плечо, — и они зашагали по мягко утоптанной в снегу тропинке,...

Опасный возраст

День был первый на неделе, понедельник, и очень тяжелый. Вообще за последние годы Юрий Алексеевич Воронов не припоминал такого тяжелого трудного лета, но со вчерашнего вечера эта тяжесть стала проступать как-то отчетливей и откровенней. Вчера с дачи жены Юрий...

Цветы

Мать спала с ними в одной комнате. Ее диванчик стоял в углу, у стены, и головой мать укладывалась так, чтобы не видеть, как они лежат на своей тахте. Видит, не видит — какое ей дело! Когда она первый раз привела Герку домой ночью (тот то ли забыл, то ли потерял...

Пенелопа

Ночью опять похолодало. Лужи на шоссе — оно виднелось из окна — покрылись слоем тонкого темного льда с белыми пятнами посередине. Под такими пятнами воды не было, если лед лопался, то открывался просто черный асфальт. Она стояла у окна и смотрела на дорогу. Почти...

Письмо в инстанцию

«Я, конечно, глубоко извиняюсь, но по невозможности пишу. Из непонятности своей пишу, это так. Я, будьте любезны, всегда из вежливой жизни ко всем относился, у меня даже привычка такая есть. Утром, к примеру, встречаю в лифте еврейчика чернявенького с верхнего этажа,...

Лестница

— Это здесь, — сказал он, не оборачиваясь. Они стояли на краю тротуара — узкая асфальтированная улица уходила вниз и вправо, туда, где в просвете доков мелькали машины, и откуда доносился шум проезжающих трамваев. Они остановились перед ржавыми металлическими...

Наследство

Что у него неладно с головой, Суровцев впервые заметил еще в середине прошлого года. И тогда первое, что пришло на ум: просто устал. Устал, нервы стали ни к черту, отдохнуть, и все пройдет. В то лето с женой решили проводить отпуск вместе. А Ленку, — если ее с собой...

Ожидание

Теперь, часто, баба Ася просыпалась раньше обычного. Лежала, не шевелясь, зажмуривая дряблые веки, но сон не приходил. Иногда, обманывая себя, поворачиваясь на другой бок, взглядывала на тренькавший будильник — зятев подарок уже восьмилетней давности, и опять...

Это мои первые рассказы, я писал их с 1974 по 1977 год, а рассказ Лестница вообще был тем, что обычно называют пробой пера. Уши Хемингуэя, идола моей юности, торчат из-под шапки, и я решил их не убирать: может быть, кому-то будет интересно – с чего все начиналось.
В самиздате этот сборник носил пафосное название Неустойчивое равновесие (чертова дюжина горизонтальных рассказов). Название выдает смущение и недовольство автора самим собой, вполне, впрочем, оправданное. О горизонтальном и вертикальном я потом написал в эссе Новый жанр.